Павел Гнесюк после встречи с читателями
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк рассказывает читателям о новом романе
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк автор остросюжетных романов
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк обсуждает концепцию нового романа с литературным агентом
Литературное агентство "Записки созерцателя"

Фрагмент 4 из романа Символ Соломона

solomon-fragment4


***Начало фрагмента 4***

В домашнем кабинете Назарий ожидал появления Альметия и Гурия. Удобно расположившись в кресле, Назарий закрыл глаза, и перед ним всплыла картина проведения второй части Совета Хранителей.  Подобно морским волнам, накатывающимся на песчаное побережье, сидящие в зале Хранители рядами поднимались со своих мест и громко скандировали: -  Русь!  Русь!  Русь!

Обращаясь к сидящему рядом Альметию и ко всему залу, Назарий тихо произнес:

-  Решение принято!

-  Русь! Русь! Русь! - скандировали стоя, все участники Совета Хранителей.

Когда Альметий и Гурий вошли в домашний кабинет главного хранителя, то на лице Назария увидели легкую улыбку, которая менялась на переживание. Без раздумья Альметий дотронулся плеча старого друга и выждал мгновение, когда Назарий откроет глаза, произнес популярную фразу византийцев:

- В чем твоя радость, в чем печаль твоя?!

Альметий наклонил вперед свою седую голову и попытался заглянуть в глаза своего друга.

В доме Назария Гурий был много раз, где держался свободно. Он не стал ожидать приглашения и удобно расположился в кресле рядом с рабочим столом хозяина дома. Прислушиваясь к расхожей фразе из уст Альметия, он замер и стал наблюдать за реакцией Назарея.

Главный Хранитель медленно открыл глаза, доброжелательно улыбнулся своим друзьям, попытался встать, но передумал и быстро проговорил:

- Друзья, мои! Мы с вами на пороге величайшего события. Символ, созданный два тысячелетия, приближается к своим истокам. За свою многовековую историю он впитал в себя энергию многих народов и подарил византийцам защиту, надежду и веру.

Дотрагиваясь своей поседевшей головы, Назарий продолжил свой монолог:

- Я радуюсь и плачу!  Я в смятении и уверенности! Эти противоположные мысли терзают мою душу, не дают покоя.

Поворачиваясь к Альметию, Назарий спросил:

- Мы с тобой знаем: - Другого решения не найти?!

 Назарий увидел, как Альметий согласно кивает головой.

Обращаясь к своему ученику, Назарий произнес:

- Гурий, сын мой, судьба распорядилась так, что тебе выпала тяжелая и ответственная ноша. Тебе следует стать Главным Хранителем символа в России. Договоренность с Россией имеется.  Скажи нам, - по силам ли тебе наше поручение?

Такое поручение Гурий не ожидал. Он быстро поднялся с кресла и взволнованным голосом произнес:

- От всего сердца благодарю за доверие, - и уже более твердым голосом продолжил, - Я понимаю, что столкнусь с трудностями, но служение великому символу и народу России позволят мне преодолеть все преграды и найти верных соратников.

Потрясенный ответом Гурия, Альметий поворачиваясь к Назарию, чтобы получить ответы на имеющиеся вопросы, увидел, как увлажнились глаза приятеля.

Не ожидая вопросов, Назарий сказал:

- При встрече с Императором и Даниилом мы договорились, что в Киеве Гурия будет представлять Игумен Даниил. В день отъезда символ будет передан Гурию.

Торжественные шествия, как и другие зрелищные мероприятия в столице Византии, привлекали многих жителей Константинополя. Еще до восхода солнца горожане стали собираться около собора Святой Софии, на обочинах центральной улицы Мессе и площадях, ведущих к Буколеонскому дворцу и побережью Мраморного моря, в бухте которого стояла пришвартованная галера посланника России. Горожане хотели не только увидеть торжественное шествие, но и проститься с символом народов, который навсегда покидал их любимый город.

В точно назначенное время из открытых бронзовых дверей собора Святой Софии стали выходить участники шествия. С появлением участников шествия на площади началось народное ликование, в нем приняли участие музыканты, исполнители народных песен и танцев. Танцующих и поющих византийцев можно было видеть не только на площадях и улицах города, но и за их пределами, оцепленных конными и пешими воинами армии Византии. Горожане, вышедшие для проводов символа народа, дружно скандировали:

-  Да здравствует Император!

- Слава Символу народа!

- Слава хранителям символа!

Первыми, шествующими в колонне, были два крепкого телосложения монаха, несущие большую икону Богородицы, защитницы и покровительницы Византии.

С небольшим интервалом от монахов шли император и патриарх. Притрагиваясь к губам и перемещая руки в сторону приветствующей публики, они передавали им свою любовь.     

Император был облачен в роскошную шелковую тунику темно-синего цвета, с длинными широкими рукавами, украшенную двумя вышитыми золотыми кругами на высоте колен. Пурпурная мантия полукруглой формы, застегнутая на правом плече, была украшена жемчужными нитями. Императорский костюм был дополнен пурпурными штанами и беретообразной шапочкой, расшитой жемчугом, а также широким длинным шарфом из золотой парчи с драгоценными камнями. Переброшенный через плечо и спускающийся до колен шарф был использован в костюмах всех участников шествия. Шарфы были и у тех, кто пришел на торжества прощания с символом народа.  На ногах императора красовались высокие красные сапоги, расшитые жемчугом. Правой рукой император удерживал скипетр с крестом на его окончании, а также кусок пурпурной ткани с бахромой.

Главной составляющей торжественного шествия являлся ковчег символа, его несли четверо парней, внимание к которым было приковано всех участников шествия и жителей города.  Ковчег символа сопровождали Главный хранитель, его помощник, а также почетная рота вооруженных воинов, вслед за ними шли хранители.

Для костюмов хранителей, участвующих в шествии, была использована тонкая шелковая ткань белого цвета для хитонов и шерстяная ткань темно-серого цвета для штанов. 

Хитоны участников шествия были гладкими. Они лишены излишних складок, что придавало им красоту. Воротники хитонов и оплечье имели округлую широкую форму, декорированную золотой нитью. Характерной частью хитонов являлось наличие отделочных декорирующих полос, окаймляющих подол, воротник и рукава хитона.

В костюмах хранителей использовались хитоны, штаны. Молодые хранители шли в коротких хитонах и модных сапогах с загнутыми носами.  Хранители старшего поколения имели длинные хитоны и удобные для передвижения сандалии. Головы хранителей были покрыты беретобразными шапочками темно-серого цвета.  Как и у всех участников шествия, хранители имели шарфы, переброшенные через плечо и спускающиеся до колен.

Передвигаясь по столице Византии, хранители старшего поколения, громко скандировали:

- Символ народа!

-  Вера! Единство! Сила! – скандировали молодые хранители.

На пристани, где красовалась галера посланника России, на специально сооруженном помосте участников шествия встречал посланник России Даниил и молодой хранитель символа Гурий. Они приветствовали поднявшихся на помост императора и патриарха, а затем старейших хранителей Назария и Альметия. Носильщики ковчега символа остановились и по команде установили его на постаменте. Участники шествия были построены в коре вокруг ковчега и помоста.

Обращаясь к участникам шествия и к народу Византийской империи, Император произнес:

- Сегодня наше внимание обращено к символу, размещенному в ковчеге. После двух тысячелетий символ возвращается к народу, мастера которого его изготовили. Прощаясь с символом, мы преклоняемся перед теми, кто, жертвуя собой, сохранил его последующим поколениям.

Перемещаясь по помосту, Император подошел к Назарию и Альметию. Обнимая старейших хранителей, он сказал им: - Я, благодарю Вас, а затем, поднял вверх свой скипетр и громко произнес, - Слава Хранителям символа! Слава символу народа!

В след за своим императором участники шествия многократно повторили:

- Слава Хранителям!

- Слава Символу!

При поддержке помощников Назарий спустился с помоста. Он подошел к ковчегу и стал на колени.

- Если бы ты знал, если бы ты знал, - шептал Назарий, - как мне не хочется с тобой расставаться!

Поднимаясь с колен, Назарий прислонился губами к крышке ковчега и стал ее целовать. По щекам Хранителя текли слезы. Вытирая заплаканные глаза, Назарий позвал к себе Гурия.

- Сын, мой! - произнес Назарий, -  Принимай ключи. С этой минуты, ты главный Хранитель символа Мономаха. Оберегай его и помни о твоих предшественниках.

 

 

Полная версия

© 2021 Литературное агентство "Записки созерцателя" . Все права сохранены.