Павел Гнесюк после встречи с читателями
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк рассказывает читателям о новом романе
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк автор остросюжетных романов
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк обсуждает концепцию нового романа с литературным агентом
Литературное агентство "Записки созерцателя"

Фрагмент 3 из романа Источник вечной жизни

25-2


***Фрагмент 3***

После череды привычных действий, присущих любому вылетающему пассажиру пятый эрарх поднялся на борт воздушного судна и занял место, в соответствии с посадочным талоном, и прикрыл глаза. Память и возникшие зрительные образы снова вернули его в прошлое.
- Сколько же прошло лет - сто, а может быть сто пятьдесят? - Савелий Фомич, ныне именуемый в ордене пятым эрархом, погрузился в воспоминания.
Савелий Фомич Неведомский во второй половине девятнадцатого века служил земским врачом в Калужской губернии и обладал обширной практикой, а лето он с дочкой и женой любил проводить в небольшом собственном доме с мезонином. Комнату - светелку в надстройке дома обычно занимала дочка Неведомского, а на первом этаже, помимо веранды, гостиной и спальни, располагался кабинет хозяина дома для приема посетителей.
Пятый эрарх приоткрыл один глаз, затем другой, двигатели самолёта равномерно гудели, посмотрел на ближайших пассажиров, одни мирно дремали или что-то читали, а другие что-то беззвучно обсуждали. Неведомский так и не понял, чем было вызвано его пробуждение, поэтому снова сомкнул веки и нырнул в воспоминания...
Вечерами Савелий Фомич Неведомский любил посидеть в плетеном кресле на лужайке возле своего дома, но в тот день размеренный отдых семьи земского врача был нарушен очередной беготней и криками жандармов. Накануне жандармы третьего отделения императорской канцелярии совместно с конными и пешими полицейскими патрулями прочесывали улицы в поисках активистов калужского кружка землевольцев.
Неожиданно, где-то рядом на соседней улице, прогремел выстрел, заставивший Неведомского вскочить со своего кресла, а далее один за другим еще затрещали громкие выстрелы. Савелий Фомич подошёл к изгороди и прислушался, выстрелы прекратились и стали слышны крики людей, позвякивание лошадиной сбруи и удаляющийся топот копыт. Неведомский отвернулся от изгороди и побрел назад к креслу, но услышал, что кто-то упал возле кустов с глухим утробным выдохом.
Земский врач вернулся к изгороди, встал на перекладину, осторожно перегнулся через ограду и с опаской посмотрел вниз, возле куста лицом в траву лежал мужчина. Савелий Фомич помчался помогать нежданному пациенту, он открыл калитку, быстро преодолел расстояние до куста и перевернул мужчину на спину.
Костюму мужчины, лежащему на траве, не доставало элегантности из-за отсутствия сюртука, помятого темного жилета и сдвинутого на бок галстука. Неведомский прикоснулся к шейной артерии, убедился, что мужчина жив, расстегнул жилет, на животе сквозь сорочку расползалось кровавое пятно, так же как на плече и бедре.
Савелий Фомич схватил мужчину за руки и потянул по траве к калитке, затем по лужайке возле дома. Мария Васильевна, жена Неведомского, исполняющая обязанности санитарки, выскочила из веранды схватила мужчину за ноги и помогла затащить раненого в дом. Когда земский врач снял с пациента одежду, сделал обезболивающие инъекции и принялся выполнять разрезы ланцетом для извлечения пули из живота мужчины, тот очнулся, что-то невнятно произнес и тут же отключился.
Мария Васильевна принесла тёплой воды, когда её муж осматривал рану на бедре. Пуля разорвала одежду, но на бедре, как и на плече только ободрала мягкие ткани. Неведомский омыл эти раны и наложил льняные повязки, рука пациента опустилась вниз за пределы кушетки и соскользнула в таз с тёплой водой, которая вдруг неожиданно забурлила. Савелий Фомич хотел было поднять упавшую руку, но заметил закипевшую воду от соприкосновения с рукой пациента и зачарованно замер на несколько минут, а после устало опустился на табурет рядом с кушеткой. Доктор прикоснулся рукой к тазу, метал почему-то был холодным.
Савелий Фомич за хлопотами по оказанию медицинской помощи пациенту не заметил, как на улице стало вечереть, врач глубоко вздохнул, понимая, что пациент проведёт у него в доме не менее двух недель, посмотрел на лежащего без движения мужчину, грудь которого плавно вздымалась и опускалась, и отправился ужинать по приглашению Марии Васильевны.
Ночью Савелий Фомич ворочался, просыпался несколько раз из-за видений бурлящей воды, то от рук странного пациента, то от его собственных рук. Неведомский во сне бродил по своему саду в ярких сполохах света, чем-то напоминающих тихие вспышки молний, но только более яркие и освещающие сад оранжевым светом. Когда Савелий Фомич очередной раз проснулся, посмотрел на тихо спящую жену, в комнате уже хорошо были различимы детали интерьера от набирающего силу восходящего за горизонтом солнца. Он взглянул в окно и увидел сидящего на траве пациента.
Неведомский аккуратно встал с кровати и тихо, чтобы не разбудить жену, оделся, прошел на веранду, заметил на столе сложенные в кучу бинты. Вместо привычных буро-коричневых пятен от крови, полосы льняной ткани почему-то были ярко алого цвета, как будь то, окрашены краской.
С улицы послышался низкий тихий вибрирующий звук, а когда Неведомский вышел во двор, то увидел сидящего на траве и медитирующего пациента с голым торсом. Доктор обошел вокруг мужчины пытаясь разглядеть его раны, но кроме синеватых пятен на животе и плече ничего не увидел. Потрясенный он долго стоял возле медитирующего мужчины, пока тот не поднялся с травы и поклоном поприветствовал Неведомского.
- Доброе утро, - пробормотал обескураженный доктор, - я много лет занимаюсь медициной, но ещё ни разу не видел столь быстрого заживления огнестрельных ранений.
- Доброе утро, Савелий Фомич, - размеренно поздоровался гость, - в мире столько таинственного и неизвестного, что может удивить обычного человека.
- Как мне вас называть, сударь, - спросил все ещё не пришедший в себя доктор, - стало быть вы из землевольцев?
- Обращайтесь ко мне, Князь! - Назвался гость, - а к обществу "Земля и воля" я никакого отношения не имею.
- Почему же вас преследовали жандармы... - хотел узнать доктор, но гость прервал его.
- Савелий Фомич, - мне бы умыться, - попросил гость.
Они вместе прошли к колодцу в глубине сада, а когда вернулись, то каждый нес по полному ведру воды. Савелий Фомич оставил свое ведро возле дома, бросился на веранду за полотенцем и мылом, а когда вернулся, то уставился на мускулистую спину гостя, который опустил руки по локоть в ведра, а вода снова бурлила.
Князь выпрямился, повернулся и взглянул с улыбкой на доктора, забрал у него мыло и повесил полотенце на шею. Князь смыл с тела засохшую кровь, насухо вытерся полотенцем, а после поинтересовался где его одежда. Хозяйка ещё с вечера почистила одежду гостя, застирала пятна крови, а вместо испорченной сорочки подобрала по размеру. Князь отправился одеваться и приводить себя в цивильный вид, хотел побриться и причесаться.
В это время во двор зашли двое мрачных жандарма, остановились возле входа на веранду и окликнули хозяина. Савелий Фомич вышел из дома, побледнел, увидев жандармов и представился.
- Неведомский, земский врач, - его голос предательски дрогнул. - По какой причине, господа, вы решили посетить моё скромное жилище? Может быть снова нездоровится следователю губернской жандармерии генералу Барскому? Так я его навещал недавно и собираюсь посетить генерала через пару дней.
Один из жандармов угрюмо посмотрел по сторонам и нетерпеливо прервал врача.
- Послушайте, Савелий Фомич, вчера мы устраивали облаву на трех преступников землевольцев и два человека были пойманы.
- Я слышал вчера шум и выстрелы на соседней улице, - взял себя в руки Неведомский, - о преследуемых вами людях мне ничего не известно. Может вы предоставите мне приметы третьего, то я сообщу, если у нас в округе появится посторонний, похожий на разыскиваемого.
- Третий преступник возможно ранен, а был роста чуть выше среднего, в темной одежде и с непокрытой головой.
Второй жандарм без спроса вошёл на веранду и распахнул дверь в дом. В нескольких шагах от двери стоял гость Неведомского облаченный в свою одежду.
Кто это? - громко спросил у хозяина жандарм и показал пальцем на Князя, а тот, словно погруженный в транс, выставил руки ладонями вперёд.
Всё что произошло дальше для земского врача прошло, как во сне. Жандарм попятился назад, налетел на стоящего в дверях во дворе второго жандарма, который неуклюже взмахнул рукой, успел дважды выстрелить, но пули попали в Савелия Фомича.
Когда жандармы повалились, как тряпичные куклы во дворе на траву, Князь вытащил из кармана какую-то серебристую трубку, направил на жандармов, чем-то щелкнул и из нее полилось голубое свечение. Тела жандармов дернулись несколько раз, стали бесшумно сжиматься, а после от этого голубого свечения на траве осталась только одежда жандармов.
- Что это такое? - теряя сознание испуганно прошептал Неведомский.
- Дематериализатор, - хмыкнул Князь, а когда заметил Марию Васильевну, выскочившую из дома на звук выстрелов, распорядился, - одежду жандармов сожгите, срежьте пуговицы, соберите металлические предметы и выбросьте в выгребную яму, - а сам подобрал оружие, спрятав его в складках своей одежды, схватил пустое ведро и побежал к колодцу.
Бывший пациент положил на лужайку Неведомского, теперь он взял на себя обязанности врача и разорвал сорочку Савелия Фомича, увидев, что пуля пробила левую сторону груди, а вторая прошла на вылет в предплечье. Неведомский закашлялся кровью, а гость привычно окунул руки в ведро с водой, пока та не начала бурлить. Князь несколько раз зачерпывал ладонями воду из ведра и выплескивал на грудь раненого, а затем попытался его напоить. Савелий Фомич перестал кашлять кровью, от прохладной воды он пришёл в себя и тяжело дышал, его тело выдавило пулю.
Князь поливал водой грудь и предплечье земского врача, так, что раны стали затягиваться и через четверть часа Неведомский смог подняться с травы и перейти на веранду. Савелий Фомич был поражён своему преображению, прошло всего не более получаса с момента смертельного ранения в грудь, но сейчас он чувствовал себя почти абсолютно здоровым, в теле не было слабости, только небольшая заторможенность в движениях и речи.

Полная версия романа "Источник вечной жизни"

© 2021 Литературное агентство "Записки созерцателя" . Все права сохранены.