Павел Гнесюк после встречи с читателями
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк рассказывает читателям о новом романе
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк автор остросюжетных романов
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк обсуждает концепцию нового романа с литературным агентом
Литературное агентство "Записки созерцателя"

Фрагмент 1 из романа Символ Соломона

solomon-fragment1


***Начало фрагмента 1***

Загрузив корабли, товарами для Финикии и попрощавшись с Соломоном и Бориславом, Ахибаал дал команду к отплытию. Предчувствуя беду, Соломон еще раз попытался задержать друга с отплытием, однако с отходящего от пирса корабля доносились слова Ахибаала:

- В ближайшие дни доставлю тебе новые грузы.

- Жди меня! – слышалась повторяющаяся фраза Ахибаала, уходящего    в море.

В день своего отплытия Ахибаал собрал команду корабля. Обращаясь к морякам, Ахибаал поинтересовался, все ли готовы к отплытию.

- Я не готов,- робко произнес Диадор. Я должен сегодня встретиться с любимой девушкой.

- Обещание нужно выполнять! – произнес Ахибаал. Обращаясь к морякам, спросил, - Отпустим Диадора на встречу с любимой?

               - Отпустим! – прозвучали дружно голоса моряков.

               - Теперь о нашем плавании, - продолжил свое наставление Ахибаал, - Уходим в Тир. Там загружаем свои корабли и возвращаемся в Ашкелон. В море прошу всех не расслабляться, быть внимательными и бдительными. Вблизи береговой линии множество, отмелей и рифов, поэтому наш маршрут будет проходить на довольно большом расстоянии от берега. Наш поход будет проходить только в дневное время.  На ночь и на время шторма будем заходить в бухты. Обращаясь к сигнальщикам, Ахибаал сказал:

               - От вас зависит наша безопасность. Вы должны внимательно следить за погодными условиями и ориентирами береговой линии. На возвышенных местах берега Вы должны увидеть сигнальные огни костров, указывающие безопасное вхождение в бухты. Для принятия решения прошу вас постоянно докладывать свои сообщения, а всем членам корабля выполнять мои команды.

               В первой половине дня ни что не предвещало сложностей. Попутный ветер и небольшие волны радовали капитана.  У гребцов появилась возможность сложить весла и отдохнуть от тяжелой изнуряющей работы. Поднятые и наполненные ветром паруса повысили скорость передвижения корабля. У капитана появилась возможность расслабится и отдохнуть в каюте, предусмотренной при строительстве корабля.

               Передвигаясь по кораблю, Ахибаал обратил внимание на двух беседующих гребцов, один из которых напомнил ему Борислава.

               - Откуда родом? – поинтересовался Ахибаал.

               - С далеких земель Скифии.

               - Твой собеседник тоже из Скифии?

               - Нет. Он из Фракии. С ним я познакомился в Египте. Мы оба путешественники. Нам не повезло. В Египте мы были захвачены вооруженными людьми, а затем проданы в рабство. Мечтаем вернуться на родину.

               Беседуя со скифом, Ахибаал вспомнил о своем путешествии по Скифии и Фракии, и ему захотелось оказать помощь этим двум путешественникам, которые оказались гребцами его корабля.

               Следуя за капитаном, помощник произнес:

               - Нас приглашали посетить порт Яффа. Будем заходить?

               - Зайдем при следующем походе! - ответил Ахибаал, - Ночевать будем в одной из бухт Доры.

               - А может быть, без остановок, пойдем в Тир, - предложил помощник.

               - Возможно. Если погода позволит. Ливанские горные хребты и Сидонская звезда на ночном небе будут нашими ориентирами.

               - Капитан, погода позволяет тебе сделать отдых.

               - С твоего согласия пойду в каюту.      

               Во второй половине дня погодные условия усложнились. По небу, опережая корабль, поплыли низко нависающие тучи.  Усиливающийся   ветер, стал трепать паруса корабля. Возросло волнение моря. Вглядываясь вдаль горизонта и теряя очертания береговой линии Ахибаал, вынужденно дал команду:              Паруса спустить! Весла на воду! Всем вперед!

               Удовлетворенный исполнением своей команды Ахибаал, обращаясь к рулевому, прокричал:

               - Держать курс на север!

               Слушаясь рулевых весел и огромных усилий гребцов, корабль плавно развернулся и, перекатываясь с одной волны на другую, пошел по курсу, обозначенному капитаном.

               - Сигнальщики! – последовало обращение капитана, - Нужна ваша информация!

               - По правому борту вижу очертания берега!

               - Так держать курс! – облегченно произнес команду Ахибаал.

               Медленно, но уверено передвигаясь на север, корабль вошел в грозовую зону. Небо обложили черные дождевые тучи и раскаты грома. Мощные разряды молнии освещали на горизонте очертания горных хребтов. Корабль медленно поднимался на гребень многометровой волны, а затем резко проваливался в пучину бушующего моря.

               Находясь на вершине волны и освещенности берега молнией, сигнальщики сообщили: - Земля справа! Земля справа!

               Проваливаясь в пучину, они шептали: Боже, Помилуй и спаси нас!

               - Дождь прекратился, но туман, опускаясь вниз, уменьшил зону видимости, - сообщили сигнальщики.

                На сообщение сигнальщиков и голос птицы, Ахибаал поднял голову. На поперечной балке мачты он увидел сидевшего альбатроса, который издавал тревожные звуки.

               - Сигнальщики! На балке мачты Альбатрос! Следите куда полетит!

               - Капитан! Альбатроса видим. Следим, куда полетит.

               Отдохнув после тяжелого перелета, Альбатрос сделал несколько кругов над кораблем, а затем тяжело взмахивая крыльями и издавая звуки: «Плывите за мной», улетел в сторону невидимого берега.

               - Правого руля! Весла слева вперед! Весла справа стоп, - скомандовал Ахибаал, - рулевой, уходим вправо!

Выполнив поворот, корабль сменил курс и пошел на сближение с береговой линией. С этой минуты информация сигнальщиков и исполнение команд капитана стало постоянной и обязательной для всех, кто находился на корабле. Северный ветер стал захлестывать правый борт корабля. Незамедлительно последовали команды:

               - Не давать захлестывать правый борт!

               - Весла слева!  Весла справа    ! Вперед!

               - Рули прямо!

               - Так держать!

               - Слушайте все! – прокричал капитан, - Будьте внимательны! По левому борту могут быть скалы!

Размышляя, Ахибаал произнес: 

               - Где- то в этом   месте должна быть бухта! Сигнальщики! Следить за сигнальными огнями. Они должны подаваться с берега.   

               - Вижу сигнальные огни! - сообщил сигнальщик левого борта.

               - Огни слева! – подтвердил сигнальщик с передней кормы.

               - Молодцы! – поблагодарил сигнальщиков Ахибаал, - Сигнальные огни вижу!

               - Рулевой! – скомандовал капитан, рули медленно влево!

               - Еще чуть влево!

               - Так держать! – спокойным голосом произнес Ахибаал, внимательно наблюдая за приближающимися сигнальными огнями, - Идем прямо на огни!

От усталости слезились глаза. Чтобы дать отдых, Ахибаал закрыл их и тут же   услышал настороженный голос сигнальщика с левого борта:

               - Огней, не вижу!

               Одновременно, сигнальщики передней кормы и правого борта прокричали:

               -  Весла стоп! Огни справа!

               Незамедлительная реакция Ахибаала и его одна за другой команды:

               - Руль вправо!

               - Весла слева вперед!

               - Весла справа стоп!

               - Держать корабль от удара о скалы!

               Корабль стал медленно поворачиваться, подставляя правый борт под набегающую волну. Сильный удар корабля левым бортом, о нависающие скалы. Откатывающая волна, представила кораблю, возможность уйти от угрожающей опасности.  Она потащила корабль в море. Однако следующая более мощная волна ударила корабль о скалы с такой силой, что он раскололся, как грецкий орех, унося в пенящуюся пучину обломки корабля и погибающих моряков.

               - Что это было … - умирая, простонал   Ахибаал.

               Это были его последние слова. Горный мыс Ваала Громовержца не выпустил из своих объятий корабль, на котором оказался Ахибаал. Необозримое, штормящее море, омываемое с трех сторон Кормил, выбросило корабль на его скалы, создав братскую могилу команде моряков во главе с их капитаном.

               К утру шторм прекратился. Первые солнечные лучи скользнули по водной глади, по обломкам корабля, которые сносило к песчаному берегу бухты.

Пришедший к морю, рыбак возле своей лодки увидел человека. Издавая звуки о помощи, он одной рукой держался за обломок доски, а другой удерживал за одежду своего товарища. Вытащив на берег пострадавших моряков, рыбак взвалил себе на спину моряка, подающего признаки жизни, и понес его в свой дом. Рыбак оказал раненному моряку первую помощь, а затем вернулся на берег за погибшим, которого на месте обнаружения не оказалось. 

               Получив известия о гибели Ахибаала, Соломон и Борислав установили на Кормиле памятник своему другу, который стал маяком для проходящих кораблей.

               Отдав почести погибшему другу и попрощавшись с Соломоном, Борислав покинул израильские земли, используя наземный путь своего возвращения на Родину.  Для обеспечения безопасности передвижения Борислава Соломон выделил вооруженный конный отряд сопровождения.

               Печальные мысли терзали сердце Соломона, а воспоминания о друге детства Ахибаале не давали ему покоя. Однако, внимание совершенствованию земледелия страны, созданию и развитию ремесел   и торговли, реорганизации армии, созданию систем укреплений городов, строительству храма отвлекли его от воспоминаний о друге детства.

               В столицу объединенного еврейского государства все чаще стали пребывать послы и купцы из разных стран. Иерусалим становился крупным дипломатическим и торговым центром. Сообщение о прибытии посланника царя Андремена, правящего северными землями, напомнило Соломону о путешествии Ахибаала в Скифию.

               - С посланником царя Андремена мне нужно встретиться, - распорядился Соломон.

               В глубине большого, хорошо освещенного солнечными лучами зала посланник увидел молодого человека, сидящего в золотом троне, установленном на высоком подиуме. Под музыку, исполняемую музыкантами на арфах перед восседавшим царем, в белых платьях танцевали девушки. Они словно ангелы проплывали в облаках танца.

               Увидев вошедшего посланца, царь похлопал в ладоши. Девушки прекратили танцевать. Они уселись на ступени подиума, образовав белый треугольник.

               - Великий и мудрый правитель Иудейского царства, - произнес вошедший посланник. Он снял с головы соболью шапку и, преклоняясь Соломону, продолжил, - Твои славные дела нам хорошо известны из уст твоего лучшего друга Ахибаала. В твою прекрасную столицу, на землю твоих предков я прибыл, чтобы с твоего позволения и пожелания моего правителя Андремена, преклониться праху нашего общего друга и почтить его память.

               Слушая посланника о целях его прибытия в Иерусалим, Соломон не смог удержать своих эмоций. Он встал с трона, медленно подошел к посланнику, положил на его грудь голову и, не сдерживая слез, стал повторять благодарственные слова:

               - Благодарю! Благодарю!  Благодарю!

 Дальнейшая беседа Соломона и посланника проходила в гостевом зале. Они сидели на большом ковре возле небольшого столика с изысканными угощениями. Показывая гостю соболью шубу, Соломон рассказал о Символе, который был вручен ему Ахибаалом и Бориславом.

                - Ахибаал погиб, - горестно произнес Соломон. Тяжело дыша, он продолжил, - беспокоюсь о Бориславе. В сопровождении конного отряда он уехал в свой Словенск.

               Гость Соломона встал с ковра. Перемещаясь по залу, он попытался подобрать нужные слова, чтобы успокоить хозяина дворца.

               - Ты что-то хочешь мне сказать, настороженно спросил Соломон, - Говори я готов тебя выслушать.

               - Повелитель мой! У меня к тебе две новости: Хорошая новость и плохая! – произнес посланник.

               - Плохие новости я уже слышал, поэтому начни с хорошей.

               - Вместе со мной к тебе прибыл твой воин из отряда сопровождения Борислава. Поверь мне. Он заслуживает твоего уважения.

               По команде Соломона в зал ввели человека в военной форме.

               - Я, Сахрад из отряда сопровождения, -  произнес солдат, стоящий, напротив Соломона.

               Рассматривая вошедшего солдата, Соломон увидел в нем больного человека, еще не излечившего свои тяжелые раны. Разрешив солдату сесть, Соломон распорядился:  

               - Рассказывай, Сахрад!

               - Наш поход, к сожалению, завершился трагически. - Сахрад сделал паузу, затем дрожащим голосов продолжил, - В степях Скифии, отряд был подвергнут нападению кочевников. В бою с ними Борислав погиб.

               - Что ты сказал? – закричал Соломон,- Повтори? Он резко встал с кресла и направился к солдату.

               - Борислав погиб, - тихо, склоняя голову, повторил Сахрад.

               Услышанные слова привели Соломона в оцепенение. Сжимая склоненную голову ладонями рук, Соломон несколько минут стоял в неподвижном, молчаливом положении. Заглядывая в глаза напуганного солдата, Соломон спросил:

               - Что с отрядом?

               - Все погибли.

               - Командир отряда тоже погиб?

               - Он нас предал! – произнес Сахрад.

               В глазах солдата, Соломон увидел слезы и боль щемящего сердца. Подождав, когда солдат успокоится, Соломон, осторожно притрагиваясь его плеча, спросил:

               - Как же ты, солдат, остался жив?

               - Повезло! – ответил Сахрад, - Меня, подающего признаки жизни, обнаружил среди убитых местный пастух, вернее его собака.

               Гибель Ахибаала, а затем и Борислава вызвала у Соломона тревогу и озабоченность. Считая себя виновником в трагической судьбе друзей, воплотивших его мечты, Соломон, чтобы найти успокоение решил пойти к месту захоронения Ахибаала. Последним пристанищем Ахибаала была   квадратная погребальная камера, вырубленная в скале со скамьями по сторонам, в архитектурном оформлении погребальной камеры присутствовала финикийская традиция.

               Медленно взбираясь по крутой лестнице, ведущей к месту захоронения Ахибаала, Соломон увидел на смотровой площадке Нафана. Обнимая своего учителя, и усаживая его рядом с собой на скамейку, Соломон не сдерживая плач души, произнес:

               - Я пришел сюда, чтобы поделиться печальной новостью. Погиб наш друг Борислав!

               По его щекам текли слезы, которые Соломон размазывал кулаками, как это он делал, в далеком детстве.       

               - Успокойся и не вини себя, - попросил Соломона Нафан, - Расскажи все по порядку.

               - Сегодня, у меня был солдат из отряда сопровождения, - произнес Соломон, -   Он рассказал, как погиб Борислав. Сахрад, так звать солдата, обвинил своего командира в предательстве.

               - Может он лжет?  - насторожено произнес Нафан.

               - Нет, дорогой Нафан! Он честный и порядочный человек и заслуживает похвалы. Он привез доказательства о предательстве своего командира. Ты знаешь, командиром отряда сопровождения мной был назначен   Ардера, по представлению командующего конных отрядов и личной просьбе Борислава.

               -  Вошел в доверие! – сказал Нафан, перебивая Соломона, - Возможно, ты должен быть стать третьим.

               - Что значит стать третьим? – спросил Соломон. Не ожидая ответа, продолжил, - нет, Нафан! Этого не будет! Предатель пойман и казнен.

               - О – как! Кто же выполнил эту миссию?

               -  Кратко вся эта история такова. Сахрада среди убитых нашел пастух Славий. В свое время у Славия в гостях был Ахибаал. От Славия сообщение о гибели Борислава поступило Березанскому царю Андрамену. Последовала команда поиска и уничтожения банды кочевников, захвата, а затем и казни Ардера.

               - Это все из рассказа Сахрада, - поинтересовался Нафан. 

               - В том числе и от этого парня. Но о знакомстве со Славием и Андременом я знал из рассказов Ахибаала. Но главное я узнал из Послания, которое мне привез сопровождающий Сахрада.

               Передавая полученное послания Нафану, Соломон, притрагиваясь   учителя, попросил уточнить «Что значит стать третьим».

               Улыбаясь, Нафан сказал: -  На мое опасение ты уже ответил: «Этому не бывать!». По имеющимся доказательствам Ардер готовил покушение и на тебя. На то у него были свои основания. Ардер был ближайшим подвижником твоего брата. Он хотел отомстить тебе за Адония, а главное за упущенное место под солнцем. Выполнить свое решение он не смог и поэтому решил убрать Ахибаала, а затем и Борислава.

               - Кто может подтвердить твои доказательства?  - спросил Соломон.

               - Доказательства собраны Диодором. Он нашел помощника Ахибаала, которого спас один из рыбаков, а также пособников Ардера, устанавливающих ложные сигнальные огни.

               Собеседники встали со своих мест, и вышли на смотровую площадку. Солнечные лучи купались в теплом, ласкающем море. Его голубая окраска и расстилающийся зеленый ковер горной долины радовал их своей цветущей буйной жизнью. Наблюдая за природной средой, Нафан и Соломон не понимали, почему среди людей постоянно идет вражда, массовое убийство и уничтожение того, что с такими   сложностями создается народом.

               Прикрывая глаза от солнца, Нафан продолжил свое наставление:     - Мой глубокоуважаемый Соломон! Ты еще молод. У тебя еще все впереди. Ты вступил в славный период своего царства. Бог предоставил тебе возможность смиренно служить ему и своему народу. Помни божье предостережение. Не допускай отступничества, укрепляй могущество своего государства и благополучие своего народа, укрепляй союз с народами других стран.  При этом помни, что у тебя имеется величайший символ народа. Помни, что рядом с тобой всегда будут не только надежные соратники, но и враждебно настроенные оппоненты.  Они будут искать, и использовать твои ошибки и отступничества.     

               - Я, согласен с тобой, мой дорогой учитель и сподвижник моих дел, – произнес Соломон. – Прости меня, я не могу дать тебе клятву о выполнении твоих пожеланий. Я божий сын и сын благородного Давида, как и любой человек, живущий под пристальным наблюдением бога, друзей и врагов буду стремиться придерживаться твоих пожеланий, но в то же время могу допустить не преднамеренные ошибки и упущения. Но чем бы, ни завершилась моя жизнь, я хотел бы, чтобы символ, привезенный из далекого Словенска, служил тому, чему предназначен. Сделай, мой друг и учитель, все возможное, чтобы символ народа не оказался в руках его недругов.

© 2021 Литературное агентство "Записки созерцателя" . Все права сохранены.