Павел Гнесюк после встречи с читателями
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк рассказывает читателям о новом романе
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк автор остросюжетных романов
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк обсуждает концепцию нового романа с литературным агентом
Литературное агентство "Записки созерцателя"

Фрагмент 1 из романа Холод надежды

holod-fragment1


Фрагмент 1.
 
До начала аукциона оставалось несколько часов, и Савельев решил провести это время в ресторане. Владимир Эдуардович никогда сам не участвовал в аукционных торгах, а присутствовал только в качестве стороннего наблюдателя, но в сложных ситуациях, когда нужно было вмешаться, он использовал жесты, одобряющие повышение или отвергающие дальнейшую борьбу за лот. Еще вчера по прилету, добравшись до отеля, в своем роскошном сьюте, он повторил для своего человека, участвующего в торгах, разнообразие своих жестов.

Савельев сделал выбор, и официант направился выполнять заказ, отклонившись на спинку стула, Владимир Эдуардович осмотрел интерьер ресторана, он специально выбрал это местечко с названием Рыцарская доблесть, что высоко оценивался в путеводителе, обнаруженном в сьюте. Все в интерьере соответствовало стилю Генриха восьмого деспотичного британского монарха, навязывавшего гуманизм в собственном представлении. Этот интерьер отмечался в ресторане во всем, от жестких стульев с обивкой красным бархатом, отделанных самшитом и черным деревом, расставленными возле стен темными сундуками с геометрическим орнаментом. Савельев сцепил пальцы рук и положил на край массивного стола, покрытого толстой скатертью. В стены были встроены объемные стрельчатые арки, с установленными в них на подиуме различными рыцарскими доспехами с разноцветными гербами.

С особым вниманием Владимир Эдуардович разглядывал гобелены, наверняка, являющиеся копиями шедевров времен британского короля Генриха восьмого, изображавшими сцены из рыцарских турниров и библейских мотивов. Графический элемент одного из гобеленов зацепил внимание коллекционера, и он припомнил, как направил в Стамбул группу экспертов из института Пафнутьева, включающая профессиональных расхитителей музеев и их неудавшуюся попытку ограбить частный турецкий музей.

Эксперты получили задание посмотреть вавилонские барельефы и оценить уровень охранной сигнализации, также попытаться договориться с Тамидоглу, известным турецким собирателем древних артефактов и предметов искусства. Эксперты остановились в отеле Гранд Фелиция на бульваре Гейдара Алиева и пешком направились музей Арт Тами, что занимает отдельное двухэтажные здание и располагается в Бебеке, престижном и дорогом районе Стамбула.

Встреча с Тамидоглу состоялась в кафе R.E.A.D, но на коллекционера не действовали никакие уговоры, а предложенные высокие отступные за барельефы им с недовольством отвергались. Наступила очередь действовать профессиональных взломщиков, их даже не оттолкнул тот факт, что в ста метрах о здания музея располагался пост полиции. Проникнуть в здание грабители решили с тыльной части здания, трое грабителей незамеченными поднялись на крышу музея и через вентиляционную шахту, защищенную невидимыми лазерными лучами, благополучно попали в выставочный зал второго этажа.

Экспозиция с барельефами храма Мардука, что осмотрели эксперты Пафнутьева, представляла большой стеклянный параллелепипед, разделенный перегородками из такого же стекла. На каждом уровне были выставлено по четыре квадратных барельефа. Взломщики добрались до необходимой экспозиции, но к их удивлению внутри стеклянной конструкции, оснащенной сложнейшей системой датчиков, ничего не было. Восточная мудрость Тамидоглу заставила задуматься, что группа экспертов направлена неизвестным ему русским коллекционером, через знакомого детектива он быстро узнал, кто стоит за экспертами, в каком отеле они остановились и с кем общаются.

Турок приказал убрать интересующие русских артефакты и усилил охрану музея. Похитителям древностей нужно было или убираться восвояси, или понять, куда переместили древности. Попытку проникнуть в хранилище музея зафиксировала охрана музея, в ходе перестрелки двое русских грабителей получили не опасные огнестрельные ранения, не умелые действия охраны по задержанию нежелательных гостей не дали результатов, поэтому вся группа смогла быстро покинуть Стамбул.

Владимир Эдуардович внимательно разглядывал интерьер ресторана, он мысленно перебрал в памяти фрагменты из неудавшегося похищения Вавилонских барельефов, неожиданно для самого себя он стал распаляться из-за того, что сегодня на эти артефакты придется потратить огромные деньги, но успокаиваясь, низко опустил голову и тихо рассмеялся. Официант, расставлявший блюда, принял смех на свой счет, как расположение клиента, наполнил бокал красным вином и гордо удалился.

Савельев с наслаждением поглощал пищу, услышал негромко произнесенную фразу: "Вы позволите? “. Его голова склонилась над тарелкой, поэтому молча повел кистью руки, разрешая официанту выполнить свой ритуал, но неожиданно понял, что слова были произнесены по-русски. Когда Савельев поднял голову, то увидел, что возле стола стоит высокий черноволосый мужчина в светлом со стальной искрой костюме известного модельера, в руках незнакомец держал зеркальные очки.

- Уважаемый, вы не против, если я присяду за ваш столик? - Незнакомец произнес вопрос на чистейшем русском языке без малейшего акцента, но коллекционер мог с уверенностью сказать, что этот человек не является россиянином.

- Я не возражаю, присаживайтесь, - блекло выговорил Савельев, - посмотрите, в зале полно свободных столиков.

- Господин Савельев, - незнакомец поправил свою пышную кудрявую шевелюру, - я приехал в Лондон, чтобы обсудить с вами очень важную проблему.

- Я не веду с незнакомцами никаких дел, - Владимир Эдуардович разозлился и отодвинул тарелку, - тем более перед важным для меня аукционом.

- Мое имя Игнацио Сарто, - мужчина выдвинул стул и без разрешения присел напротив, - я представляю крупную корпорацию, связанную с медицинским оборудованием и фармацевтикой.

- Господин Сарто, - в голосе Владимира Эдуардовича чувствовался металл, - сейчас у меня нет времени и желания вести деловые беседы.

- Прошу простить меня, что задерживаю вас, - итальянец наклонился вперед, - позвольте только заметить, что мою проблему могут решить особые специалисты из вашего института, возглавляемого господином Пафнутьевым.

Савельев замер от услышанного, в голове возник ворох мыслей, что ему известно, как получена информация, кто продался и т.д. Итальянец еще несколько минут посидел, наблюдая за коллекционером, поднялся, аккуратно задвинул стул.

- Господин Савельев, желаю вам удачи на аукционе, - произнесено это было жестким голосом, - надеюсь, что исход этой сделки будет более благоприятным, чем акция ваших специалистов в музее Тамидоглу, - Сарто собрался уходить.

- Подождите, - воскликнул Владимир Эдуардович, поднимаясь из-за стола. - Предлагаю встретиться в ресторане отеля Ampersand в шесть часов вечера.

Итальянец отошел на несколько шагов от столика коллекционера, остановился, и не оборачиваясь к собеседнику бросил: "Благодарю за вашу любезность!". Игнацио Сарто прошествовал на выход из ресторана, на его лице сияла самодовольная улыбка. Вслед за итальянцем, рассчитавшись с официантом покинул ресторан Владимир Эдуардович, следовало поспешить, до начала аукциона оставалось немного времени, но его мучили вопросы: "Кто такой этот Сарто? Кто сообщил ему подробности про акцию в музее Арт Тами?"...

К удивлению Савельева, к лоту из восьми плит с Вавилонским барельефом из храма Мардука, изготовленными из желтоватого камня, особого интереса у участников аукциона не возникло. В торгах приняли участие еще арабский шейх из Бахрейна и американский бизнесмен, однако, ставка медленно поднималась и, когда превысила стоимость, что эксперты Владимира Эдуардовича предлагали Тамидоглу, то сдался американец, а вслед за ним, после трех шагов повышения цены, отказался от борьбы шейх.

Участник торгов, поверенный Петр, юрист из института Пафнутьева, неоднократно выполнявший поручения Савельева, светился радостью, что сделка не превысила установленные лимиты, но Владимир Эдуардович находился в смятении, так как его взволновал интерес странного итальянца к его коллекции и к институту.

- Петруша, завтра у меня деловая встреча с одним итальянцем, сообщил Савельев своему помощнику, - мне понадобится твоя помощь.

- Владимир Эдуардович, выполню ваше поручение, - с готовностью среагировал помощник.

- Необходимо, чтобы ты незаметно сфотографировал этого человека.

Савельев сообщил, как следует вести себя помощнику, а также, где и во сколько назначена встреча. Без десяти минут шесть банкир вошел в переполненный главный зал ресторана отеля Ampersand.

- Добрый вечер, господин Савельев, - поприветствовал коллекционера высокий тучный метрдотель в элегантном темно-сером твидовом костюме, - для меня честь видеть вас в нашем ресторане! Вас ожидает господин Сарто, позвольте сопроводить вас.

- Любезный, - Савельев сделал несколько шагов по залу в сопровождении метрдотеля, заметил поднимающегося из-за стола Итальянца и застыл в пол-оборота, нервно ослабляя узел галстука, - Что-то сегодня так душно!

- Соседний зал этим вечером почти свободен, - торопливо сообщил метрдотель, - зал стилизован под террасы старинных британских домов, а распахнутые витражи принесут свежесть с Темзы.

Савельев и Сарто в сопровождении толстяка заняли стол в соседнем зале, наполненный свежестью, потрясающий обзор мог вдохновить романтичную натуру, но банкир давно растерял эти качества. Официанты расторопно накрывали стол выбранными блюдами, Сарто заказал вино, оценивая букет, с улыбкой взглянул на своего визави, легкий наклон головы послужил официанту добрым знаком для наполнения бокалов. Савельев бесцеремонно ел, промокнул салфеткой губы.

- Господин Сарто, - взвизгнул банкир, - вы, что есть сюда пришли! Выкладывайте что вам от меня нужно и... проваливайте.

- Спокойнее, Владимир Эдуардович, - Игнацио рассмеялся над раздражением банкира. – Наверное, ночь не спали и раздумывали, что знает этот итальянец и что ему нужно?

Савельев разозлился на слова собеседника, запыхтел от недовольства и словно, позабыв этикет и манеры, шумно втянул в себя из бокала вино, поставил локти на стол и с презрением уставился на Итальянца.

- Мне известны ваши методы ведения бизнеса, но не беспокойтесь, меня интересует другое. Я восхищаюсь вашей коллекцией, господин Савельев, действия ваших особых специалистов из вашего личного института Проблем Истории Искусств, возглавляемого профессором Пафнутьевым, достойны уважения, хотя кому-то подобные методы могут показаться излишне криминальными. Мне известно, что вам не удалось добыть в музее Арт Тами барельефы из храма Мардука, как вы успешно добываете золото на ваших приисках, но вчера на аукционе ваша мечта материализовалась, хотя и без некоторых финансовых потерь.

- Еще несколько минут подобного бреда и я ухожу, - разгоряченный от вина и еды Савельев с вызовом уставился на итальянца.

- Успокойтесь, все произнесенное мной ранее необходимо, чтобы вызвать у вас интерес, - Игнацио оставался невозмутим, - много лет назад у моего предка пропала наша семейная реликвия, передаваемая из поколения в поколение. Только недавно до моей семьи дошла информация, что наша реликвия хранится у одного турецкого бизнесмена, но моя персона слишком известна в Турции и эта страна для меня закрыта.

- Так говорил бы конкретно, - Савельев откинулся на стул и прищуром уставился на Сарто, - хочешь, чтобы мои люди выкрали..., добыли тебе эту семейную реликвии? Давай подробности, а я подумаю.

- Это USB карта памяти. Игнацио положил флешку на чистое блюдце, на эту карту записаны две папки, в первой подробное досье на ваш бизнес и хобби, а во второй папке найдете информацию про нашу семейную реликвию и мои контакты. - Сарто собрался покинуть ресторан и на прощание бросил, - Господин Савельев, не затягивайте и примите решение поскорее, вы можете назначить стоимость своей услуги, хотя такой богатый человек, судя по досье, не станет что-то требовать с бедного итальянца.

Савельев долго сидел в глубокой задумчивости, вино ему показалось кислым, а хваленный английский ростбиф чрезмерно перченым, банкир вздрогнул, когда на месте итальянца бесшумно возник Петр.

- Владимир Эдуардович, - осторожно произнес помощник, - я сфотографировал вашего собеседника, снимки отправил на вашу электронную почту, может мне переслать фото этого человека начальнику вашей службы безопасности?

Савельев отрешенно покачал головой и дал понять, что помощник может идти, взял флешку с блюда и опустил ее во внутренний карман пиджака. Подоспевший официант, заметив недовольство на лице гостя, подумал, что останется без чаевых, но банкир рассчитался, оставив ему солидную сумму.

Игнацио Сарто, покинув ресторан, мчался на такси в аэропорт, мысленно он был далеко в прошлом. Игнацио был уверен, что слова, брошенные в разговоре с Савельевым, упали в благодатную почву, вскоре их семя прорастет и банкир сделает все, чтобы выполнить его поручение. На протяжении веков летописцы семьи записывали историю семьи Сарто, Игнацио с детства почитал своих предков, а повзрослев погрузился в исторические летописи и тайны семьи.
Тихое шуршание шин, негромкое урчание мотора, позволили сконцентрироваться на видении. Прошлое его предков хорошо засело в память Игнацио, многовековое служение мальтийскому ордену, а ранее госпитальерам, позволяло рыцарю погружаться и концентрироваться на событиях давно минувших лет. Игнацио мысленно перелистывал страницы истории своего рода и облик Бертолдо - командора ордена госпитальеров предстал перед ним.

Полная версия романа "Холод надежды"
© 2021 Литературное агентство "Записки созерцателя" . Все права сохранены.