Павел Гнесюк после встречи с читателями
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк рассказывает читателям о новом романе
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк автор остросюжетных романов
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк обсуждает концепцию нового романа с литературным агентом
Литературное агентство "Записки созерцателя"

Фрагмент 1 из романа Холод надежды

Фрагмент 1.
 
До начала аукциона оставалось несколько часов, и Савельев решил провести это время в ресторане. Владимир Эдуардович никогда сам не участвовал в аукционных торгах, а присутствовал только в качестве стороннего наблюдателя, но в сложных ситуациях, когда нужно было вмешаться, он использовал жесты, одобряющие повышение или отвергающие дальнейшую борьбу за лот. Еще вчера по прилету, добравшись до отеля, в своем роскошном сьюте, он повторил для своего человека, участвующего в торгах, разнообразие своих жестов.

Савельев сделал выбор, и официант направился выполнять заказ, отклонившись на спинку стула, Владимир Эдуардович осмотрел интерьер ресторана, он специально выбрал это местечко с названием Рыцарская доблесть, что высоко оценивался в путеводителе, обнаруженном в сьюте. Все в интерьере соответствовало стилю Генриха восьмого деспотичного британского монарха, навязывавшего гуманизм в собственном представлении. Этот интерьер отмечался в ресторане во всем, от жестких стульев с обивкой красным бархатом, отделанных самшитом и черным деревом, расставленными возле стен темными сундуками с геометрическим орнаментом. Савельев сцепил пальцы рук и положил на край массивного стола, покрытого толстой скатертью. В стены были встроены объемные стрельчатые арки, с установленными в них на подиуме различными рыцарскими доспехами с разноцветными гербами.

С особым вниманием Владимир Эдуардович разглядывал гобелены, наверняка, являющиеся копиями шедевров времен британского короля Генриха восьмого, изображавшими сцены из рыцарских турниров и библейских мотивов. Графический элемент одного из гобеленов зацепил внимание коллекционера, и он припомнил, как направил в Стамбул группу экспертов из института Пафнутьева, включающая профессиональных расхитителей музеев и их неудавшуюся попытку ограбить частный турецкий музей.

Эксперты получили задание посмотреть вавилонские барельефы и оценить уровень охранной сигнализации, также попытаться договориться с Тамидоглу, известным турецким собирателем древних артефактов и предметов искусства. Эксперты остановились в отеле Гранд Фелиция на бульваре Гейдара Алиева и пешком направились музей Арт Тами, что занимает отдельное двухэтажные здание и располагается в Бебеке, престижном и дорогом районе Стамбула.

Встреча с Тамидоглу состоялась в кафе R.E.A.D, но на коллекционера не действовали никакие уговоры, а предложенные высокие отступные за барельефы им с недовольством отвергались. Наступила очередь действовать профессиональных взломщиков, их даже не оттолкнул тот факт, что в ста метрах о здания музея располагался пост полиции. Проникнуть в здание грабители решили с тыльной части здания, трое грабителей незамеченными поднялись на крышу музея и через вентиляционную шахту, защищенную невидимыми лазерными лучами, благополучно попали в выставочный зал второго этажа.

Экспозиция с барельефами храма Мардука, что осмотрели эксперты Пафнутьева, представляла большой стеклянный параллелепипед, разделенный перегородками из такого же стекла. На каждом уровне были выставлено по четыре квадратных барельефа. Взломщики добрались до необходимой экспозиции, но к их удивлению внутри стеклянной конструкции, оснащенной сложнейшей системой датчиков, ничего не было. Восточная мудрость Тамидоглу заставила задуматься, что группа экспертов направлена неизвестным ему русским коллекционером, через знакомого детектива он быстро узнал, кто стоит за экспертами, в каком отеле они остановились и с кем общаются.

Турок приказал убрать интересующие русских артефакты и усилил охрану музея. Похитителям древностей нужно было или убираться восвояси, или понять, куда переместили древности. Попытку проникнуть в хранилище музея зафиксировала охрана музея, в ходе перестрелки двое русских грабителей получили не опасные огнестрельные ранения, не умелые действия охраны по задержанию нежелательных гостей не дали результатов, поэтому вся группа смогла быстро покинуть Стамбул.

Владимир Эдуардович внимательно разглядывал интерьер ресторана, он мысленно перебрал в памяти фрагменты из неудавшегося похищения Вавилонских барельефов, неожиданно для самого себя он стал распаляться из-за того, что сегодня на эти артефакты придется потратить огромные деньги, но успокаиваясь, низко опустил голову и тихо рассмеялся. Официант, расставлявший блюда, принял смех на свой счет, как расположение клиента, наполнил бокал красным вином и гордо удалился.

Савельев с наслаждением поглощал пищу, услышал негромко произнесенную фразу: "Вы позволите? “. Его голова склонилась над тарелкой, поэтому молча повел кистью руки, разрешая официанту выполнить свой ритуал, но неожиданно понял, что слова были произнесены по-русски. Когда Савельев поднял голову, то увидел, что возле стола стоит высокий черноволосый мужчина в светлом со стальной искрой костюме известного модельера, в руках незнакомец держал зеркальные очки.

- Уважаемый, вы не против, если я присяду за ваш столик? - Незнакомец произнес вопрос на чистейшем русском языке без малейшего акцента, но коллекционер мог с уверенностью сказать, что этот человек не является россиянином.

- Я не возражаю, присаживайтесь, - блекло выговорил Савельев, - посмотрите, в зале полно свободных столиков.

- Господин Савельев, - незнакомец поправил свою пышную кудрявую шевелюру, - я приехал в Лондон, чтобы обсудить с вами очень важную проблему.

- Я не веду с незнакомцами никаких дел, - Владимир Эдуардович разозлился и отодвинул тарелку, - тем более перед важным для меня аукционом.

- Мое имя Игнацио Сарто, - мужчина выдвинул стул и без разрешения присел напротив, - я представляю крупную корпорацию, связанную с медицинским оборудованием и фармацевтикой.

- Господин Сарто, - в голосе Владимира Эдуардовича чувствовался металл, - сейчас у меня нет времени и желания вести деловые беседы.

- Прошу простить меня, что задерживаю вас, - итальянец наклонился вперед, - позвольте только заметить, что мою проблему могут решить особые специалисты из вашего института, возглавляемого господином Пафнутьевым.

Савельев замер от услышанного, в голове возник ворох мыслей, что ему известно, как получена информация, кто продался и т.д. Итальянец еще несколько минут посидел, наблюдая за коллекционером, поднялся, аккуратно задвинул стул.

- Господин Савельев, желаю вам удачи на аукционе, - произнесено это было жестким голосом, - надеюсь, что исход этой сделки будет более благоприятным, чем акция ваших специалистов в музее Тамидоглу, - Сарто собрался уходить.

- Подождите, - воскликнул Владимир Эдуардович, поднимаясь из-за стола. - Предлагаю встретиться в ресторане отеля Ampersand в шесть часов вечера.

Итальянец отошел на несколько шагов от столика коллекционера, остановился, и не оборачиваясь к собеседнику бросил: "Благодарю за вашу любезность!". Игнацио Сарто прошествовал на выход из ресторана, на его лице сияла самодовольная улыбка. Вслед за итальянцем, рассчитавшись с официантом покинул ресторан Владимир Эдуардович, следовало поспешить, до начала аукциона оставалось немного времени, но его мучили вопросы: "Кто такой этот Сарто? Кто сообщил ему подробности про акцию в музее Арт Тами?"...

К удивлению Савельева, к лоту из восьми плит с Вавилонским барельефом из храма Мардука, изготовленными из желтоватого камня, особого интереса у участников аукциона не возникло. В торгах приняли участие еще арабский шейх из Бахрейна и американский бизнесмен, однако, ставка медленно поднималась и, когда превысила стоимость, что эксперты Владимира Эдуардовича предлагали Тамидоглу, то сдался американец, а вслед за ним, после трех шагов повышения цены, отказался от борьбы шейх.

Участник торгов, поверенный Петр, юрист из института Пафнутьева, неоднократно выполнявший поручения Савельева, светился радостью, что сделка не превысила установленные лимиты, но Владимир Эдуардович находился в смятении, так как его взволновал интерес странного итальянца к его коллекции и к институту.

- Петруша, завтра у меня деловая встреча с одним итальянцем, сообщил Савельев своему помощнику, - мне понадобится твоя помощь.

- Владимир Эдуардович, выполню ваше поручение, - с готовностью среагировал помощник.

- Необходимо, чтобы ты незаметно сфотографировал этого человека.

Савельев сообщил, как следует вести себя помощнику, а также, где и во сколько назначена встреча. Без десяти минут шесть банкир вошел в переполненный главный зал ресторана отеля Ampersand.

- Добрый вечер, господин Савельев, - поприветствовал коллекционера высокий тучный метрдотель в элегантном темно-сером твидовом костюме, - для меня честь видеть вас в нашем ресторане! Вас ожидает господин Сарто, позвольте сопроводить вас.

- Любезный, - Савельев сделал несколько шагов по залу в сопровождении метрдотеля, заметил поднимающегося из-за стола Итальянца и застыл в пол-оборота, нервно ослабляя узел галстука, - Что-то сегодня так душно!

- Соседний зал этим вечером почти свободен, - торопливо сообщил метрдотель, - зал стилизован под террасы старинных британских домов, а распахнутые витражи принесут свежесть с Темзы.

Савельев и Сарто в сопровождении толстяка заняли стол в соседнем зале, наполненный свежестью, потрясающий обзор мог вдохновить романтичную натуру, но банкир давно растерял эти качества. Официанты расторопно накрывали стол выбранными блюдами, Сарто заказал вино, оценивая букет, с улыбкой взглянул на своего визави, легкий наклон головы послужил официанту добрым знаком для наполнения бокалов. Савельев бесцеремонно ел, промокнул салфеткой губы.

- Господин Сарто, - взвизгнул банкир, - вы, что есть сюда пришли! Выкладывайте что вам от меня нужно и... проваливайте.

- Спокойнее, Владимир Эдуардович, - Игнацио рассмеялся над раздражением банкира. – Наверное, ночь не спали и раздумывали, что знает этот итальянец и что ему нужно?

Савельев разозлился на слова собеседника, запыхтел от недовольства и словно, позабыв этикет и манеры, шумно втянул в себя из бокала вино, поставил локти на стол и с презрением уставился на Итальянца.

- Мне известны ваши методы ведения бизнеса, но не беспокойтесь, меня интересует другое. Я восхищаюсь вашей коллекцией, господин Савельев, действия ваших особых специалистов из вашего личного института Проблем Истории Искусств, возглавляемого профессором Пафнутьевым, достойны уважения, хотя кому-то подобные методы могут показаться излишне криминальными. Мне известно, что вам не удалось добыть в музее Арт Тами барельефы из храма Мардука, как вы успешно добываете золото на ваших приисках, но вчера на аукционе ваша мечта материализовалась, хотя и без некоторых финансовых потерь.

- Еще несколько минут подобного бреда и я ухожу, - разгоряченный от вина и еды Савельев с вызовом уставился на итальянца.

- Успокойтесь, все произнесенное мной ранее необходимо, чтобы вызвать у вас интерес, - Игнацио оставался невозмутим, - много лет назад у моего предка пропала наша семейная реликвия, передаваемая из поколения в поколение. Только недавно до моей семьи дошла информация, что наша реликвия хранится у одного турецкого бизнесмена, но моя персона слишком известна в Турции и эта страна для меня закрыта.

- Так говорил бы конкретно, - Савельев откинулся на стул и прищуром уставился на Сарто, - хочешь, чтобы мои люди выкрали..., добыли тебе эту семейную реликвии? Давай подробности, а я подумаю.

- Это USB карта памяти. Игнацио положил флешку на чистое блюдце, на эту карту записаны две папки, в первой подробное досье на ваш бизнес и хобби, а во второй папке найдете информацию про нашу семейную реликвию и мои контакты. - Сарто собрался покинуть ресторан и на прощание бросил, - Господин Савельев, не затягивайте и примите решение поскорее, вы можете назначить стоимость своей услуги, хотя такой богатый человек, судя по досье, не станет что-то требовать с бедного итальянца.

Савельев долго сидел в глубокой задумчивости, вино ему показалось кислым, а хваленный английский ростбиф чрезмерно перченым, банкир вздрогнул, когда на месте итальянца бесшумно возник Петр.

- Владимир Эдуардович, - осторожно произнес помощник, - я сфотографировал вашего собеседника, снимки отправил на вашу электронную почту, может мне переслать фото этого человека начальнику вашей службы безопасности?

Савельев отрешенно покачал головой и дал понять, что помощник может идти, взял флешку с блюда и опустил ее во внутренний карман пиджака. Подоспевший официант, заметив недовольство на лице гостя, подумал, что останется без чаевых, но банкир рассчитался, оставив ему солидную сумму.

Игнацио Сарто, покинув ресторан, мчался на такси в аэропорт, мысленно он был далеко в прошлом. Игнацио был уверен, что слова, брошенные в разговоре с Савельевым, упали в благодатную почву, вскоре их семя прорастет и банкир сделает все, чтобы выполнить его поручение. На протяжении веков летописцы семьи записывали историю семьи Сарто, Игнацио с детства почитал своих предков, а повзрослев погрузился в исторические летописи и тайны семьи.
Тихое шуршание шин, негромкое урчание мотора, позволили сконцентрироваться на видении. Прошлое его предков хорошо засело в память Игнацио, многовековое служение мальтийскому ордену, а ранее госпитальерам, позволяло рыцарю погружаться и концентрироваться на событиях давно минувших лет. Игнацио мысленно перелистывал страницы истории своего рода и облик Бертолдо - командора ордена госпитальеров предстал перед ним.

Полная версия романа "Холод надежды"

Фрагмент 2 из романа Холод надежды

Фрагмент 2.

Взор старого командора Бертолдо Сарто затуманился, силы покидали его, сказывались возраст и ранения в битве за крепость Акра, последнее пристанище христиан. Бертолдо неуверенной рукой схватился за каменную стену замка Колонес, командор подумал об уникальных особенностях человеческой памяти, как же удивительно, что эти крепостные стены напоминают ему архитектурный стиль замка ордена Бельвуаром. Бертолдо Сарто повезло, в битве за Акру он получил ранение и в составе других отважных братьев, смог вернуться на Кипр на галере вместе с отрядом английского короля Ричарда Львиное Сердце.

Бертолдо с благодарностью вспоминал, как Ги Лузиньян любезно принимал братьев по ордену, изгнанных мамлюками из Палестины, дружеский пир проходил в мрачной тишине, нарушаемой дикими выкриками и всеобщего упадка из-за разгрома объединенного войска христиан. Старый командор помнил клятву великого магистра Гийома де Вилларэ на верность Ги де Лузиньяну, а тот в свою очередь передал ордену госпитальеров город Лимиссо, а над ним возвышался старый замок, госпитальерам пришлось затратить много труда и средств, чтобы перестроить замок.

Великий магистр призвал братьев из европейских командорств так как срочно нужно было что-то решать с увеличением численности ордена, поэтому в их состав вошли остатки ордена Святого Самсона. На одной из венецианских галер вместе с другими братьями прибыл Лука, младший сын Антония Сарто, двоюродного брата Бертолдо Сарто. Рыцарь ордена госпитальеров Антоний Сарто погиб в битве за Иерусалим.

Лука представлял собой беспечного, грамотного, но мало что умеющего молодого человека, рыцарство досталось ему по наследству от отца, богатого и знатного человека. Лука не владел боевыми навыками, в отличие от отца и дяди, сил у него было немного, так что поднять двуручный меч он мог, а использовать это грозное оружие не получилось бы. У Бертолдо оставалась единственная надежда увлечь юношу врачеванием. Чем больше Сарто общался со своим племянником, тем все менее верил в то, что из Луки что-то выйдет. Шло время, вместе с помощью монахов-лекарей Лука учился врачеванию, лечил паломников и местных жителей, здесь на греческой земле, к удивлению дяди, увлекся древней мифологией.

Старый Сарто стоял на третьем ярусе замка Лимиссо, и угрюмо осматривал окрестности порта, пришвартованные суда, входящую в порт генуэзскую галеру, груженную какими-то тюками. Сегодня командор приказал прибыть двум сержантам, выходцам из бедных семей, но обладавших серьезным боевым опытом и умелыми навыками фехтовальщиков в ордене. Бертолдо не оставлял надежды, что его племянник Лука приобщится к боевым искусствам, надежды оставались мечтами, поэтому оставалось только проявить свою волю. Лука опаздывал, чтобы скрыть свой гнев от сержантов, тихо обсуждавших в стороне какие-то свои проблемы, Бертолдо оставалось сконцентрировать свое внимание на разгружаемых галерах в порту. Он прикоснулся рукой к шляпе и поправил ее за поля на голове, чтобы прикрыть глаза от яркого солнца. В длинном летнем платье - оганы с тонким поясом, Бертолдо чувствовал себя легко и уверенно, с нетерпением теребя край шарфа ронделя в ожидании Луки.

- Прошу простить меня, командор, - племянник говорил с паузами, задыхаясь от быстрого подъема по крутой лестнице.

Поверх пластинчатых доспехов с геральдикой Сарто на Луке была красная сюрке, длинная свободная безрукавная ряса с белым восьмиконечным крестом на груди, на ногах кольчужные чулки и тяжелые сапоги, меч пристегнут с боку, а шлем он держал в правой руке.

- Как ты посмел опоздать? - Сарто гневно блеснув глазами, хотелось сказать еще что-то резкое, но он сдержался и схватил племянника за шею, пальцы скользнула по подшлемнику.

- Я с самого утра вместе с Густавом был занят, - молодой человек в признание своей вины за опоздание склонил голову, - у пилигрима сильные ранения, нам нужно было остановить кровотечение. - Осмелев, Лука поднял голову и взглянул в глаза дяде, на лице парня заблестели бисеринки пота.

Сержанты встали со своего места, они были готовы преподнести уроки фехтования молодому Сарто, и только ожидали приказа командора. Тела сержантов, облаченные в стеганые гамбезоны под кольчугой, с надетым сверху черным сюрке с белым крестом, ноги защищали стеганные бедренники, поверх них кольчужные штаны и прочные боты из мягкой кожи. Сержанты внимательно посмотрели на командора и, когда тот кивнул, нацепили на головы поверх стеганой прокладки и кольчужного капюшона цервельер - небольшой полусферический шлем, взяли мечи и щиты, сложенные возле стены.

Лука легкомысленно посмотрел на сержантов, надел шлем на голову, плотно закрепил на подбородке ремнями, застегнув поверх кольчужного клапана, для защиты горла и подбородка.

- Лука, очень жаль, что ни твой отец, пусть господь ниспошлет благодать на его добрую душу, ни я не смогли во-время уделить тебе время для обучения навыкам фехтования мечем. - Голос командора был негромко, но хорошо слышен всем, кто находился на третьем ярусе замка. - Я рад что ты с прилежанием осваиваешь умение врачевания господ наших больных, но сегодня ты, наконец-то, приступишь к обучению навыкам защиты себя, паломников и пилигримов. В этом деле тебе помогут наши братья Карл и Конрад.

- Позвольте сказать, мой командор, - к молодому Сарто подошел Конрад, получив разрешение, решился на наставление. - Брат Лука, сегодня мы хотели бы отработать с тобой простые удары, что наносят мечом по инерции прямо без резких сокращений мышц с согнутой и вытянутой рукой, главное правильная подача или увод плеча.

Конрад подозвал Карла, они по очереди, защищаясь щитом, стали наносить вертикальные удары, с замахом то сверху, то снизу, после нескольких серий ударов предложил попрактиковаться Луке. У молодого Сарто не все получалось сразу, поэтому сержант не торопился с ответным ударом, но наконец-то, после подсказок со стороны Карла, засечные удары снизу и сверху стали получаться. Карл все время выдавал советы по удержанию меча, положению линии пояса и вскоре, братья перешли к отработке диагональных ударов, а спустя четверть часа, Лука уже отбивал и наносил горизонтальные удары. Когда Бертолдо заметил ошибки в движениях и положении частей тела племянника, недовольно махнул Конраду и тот замедлил свои движения, что позволило Карлу поправить положение плеч, туловища, бедра Луки.

Командор увидел усталость в движениях племянника. Лука уже не успевал правильно располагать части тела, как наставлял сержант, поэтому, когда с молодого Сарто пот лился ручьем, и тот, шатался по каменному полу замка, уже без достаточной силы отпускал меч на щит Конрад, то Бертолдо хлопнул дважды в ладоши для окончания учебного боя.

В течении нескольких недель сержанты обучали Луку способам фехтования на мечах, с каждым днем руки молодого Сарто становились тверже, а сила его ударов нарастала и со временем он не только освоил разнообразие простых ударов и их сочетания, но хорошо освоил технику каролинских ударов, присущих франкам. Бертолдо даже нашел время для обучения племянника практике поражающих романских ударов, хорошо применяемых при схватках на коротких дистанциях. В учебных боях, что проводили с Лукой сержанты, командор заметил огонек в его глазах.

- Брат, Лука, ты не плохо овладел мечом, - заметил Карл, - умелое отражение щитом различных ударов мечом порой спасает жизнь, но рыцарь должен уметь атаковать щитом.

- Разве щит может помочь при наступлении? - Удивился Лука.

- Конрад, давай продемонстрируем нашему брату, как мощно применять щит в атаке, - предложил Карл, сержанты заняли боевые стойки.

Конрад нанес серию атакующих ударов мечом, Карл активно отбивал упорные атаки противника, а затем зацепил своим щитом, за край щита противника и правое плечо Конрада открылось, что позволило Карлу продемонстрировать возможное в реальном бою ранение. Лука захлопал от удивления глазами и даже вскрикнул в самый опасный момент.

- Это еще не все возможности атаки щитом, - рассмеялся Карл легко и непринужденно, а его друг Конрад недовольно крутил головой, ругая себя за ошибку.

- Еще можно неожиданно толкнуть противника щитом, чтобы нарушить его равновесие, - решился высказаться Конрад, - еще при атаке противника можно поставить ребро щита на плоскость щита противника и это может привести к травме, как кисти, так и предплечья руки противника.

Лука тщательно отрабатывал с Конрадом атакующие и защитные приемы щитом, Карл с удивлением наблюдал за удачными атаками, умелыми защитными действиями, что впервые, сочетая серии ударов меча, и одобрительно кивал головой. Первую половину дня Лука посвящал врачеванию страждущих, а во второй - по приказу командора и велению собственного сердца шел в замок для фехтования мечом.

С каждым днем с нарастанием навыков в фехтовании, умением объединять различные удары мечом в связке, с освоением финтов огонь в глазах племянника перерождался в бушующее пламя. Бертолдо с радостью ощущал в Луке сочетание навыков истинного госпитальерам - врачеванию и защиты пилигримов - странников, решивших поклониться гробу господа...

Полная версия романа "Холод надежды"

Фрагмент 3 из романа Холод надежды

Фрагмент 3.

Из аэропорта Старогорска Аркадий быстро добрался до офиса Фила Райли, в жестах и внешнем облике Дедовских не осталось ничего от прежнего доверчивого и наивного Никиты. В офисное здание охрана без пропуска не впускала, пришлось ему звонить. Американец с радостным криком обнимал друга, ругал, что Дедовских не позвонил и не позволил встретить. После короткого рассказа о своих мытарствах в Амурской области, Аркадий захотел узнать о состоянии дел в бизнесе и о интересующих его персонах.

Чтобы закрепиться в Тарске, американец купил пансионат и ресторан в курортной части родного для Аркадия города. Совместный бизнес Аркадия и Фила в Старогорской области разрастался, благодаря стараниям американца в собственности холдинга Тета групп, оказались различные объекты недвижимости и эффективные предприятия. Разговор друзей прервал мужчина лет тридцати - тридцати пяти, заглянувший в кабинет Фила. Американец вел доверенный ему бизнес демократично, он не стал по традиции российских бюрократов загораживаться охраной и секретарями.

- Проходи, Николай, - Фил махнул рукой, приглашая посетителя, снова повернулся к Аркадию, - Николай Старогин возглавляет нашу юридическую фирму, покупка объектов, оформление сделок - без хорошей юридической поддержки не обойтись, что важно, Николай прошел нашу строгую проверку, можешь ему доверять, как мне. Знакомься, Николай, это твой босс - Аркадий Аркадьевич Дедовских, этому человеку здесь принадлежит все, - американец обвел руками пространство кабинета, посматривая, как мужчины пожимали руки друг другу.

- Филипп Робертович, - подал голос Николай, - я пришел обсудить полученную информацию, по деликатному делу, что вы мне поручали.

- Твоим детективам удалось что-то накопать? - Филл заметил некоторую осторожность в глазах Старогина, - рассказывая все подробно, ничего не скрывая, это его поручение, - американец указал на молчаливого Аркадия.

Старогин успокоился, принялся подробно рассказывать о Владимире Эдуардовиче Савельеве, крупном российском бизнесмене, о его сыне Александре Владимировиче, получившим должность заместителя губернатора Старогорской области, о полковнике Иване Семеновиче Горелом заместителе начальника главного областного управления внутренних дел и его сыне Тимофее Ивановиче, возглавляющим городскую прокуратуру Тарска. По каждой персоне юристы Старогина подготовили подробнейшее досье, где отражались не только коррупционные схемы, откаты, а также их собственность, увлечения и интересы.

Рассказывая об этих людях, Николай листал страницы досье, подтверждая свои слова конкретными фактами. В досье на Тимофея Горелого, что особо заинтересовало Аркадия, сообщалось о его лечении в клинике неврозов, но подобная реабилитация не особо помогла, в Тимофеев сохранилась нервная возбудимость, с годами развилась, что особо скрывалось, легкая мания преследования. Аркадий удивился, как много удалось собрать информации на семьи друзей детства, исчезнувшего в прошлом Никиты. Райли заметил, что его друг погрузился в печальные размышления, поэтому решил разрядить обстановку, сложил досье стопкой и убрал в сейф.

- Аркадий, как было бы здорово встретить настоящую любовь, - друг непонимающе взглянул на американца, - Ты поймешь меня, если увидишь, какая красавица, да к тому же талантливая актриса областного драмтеатра, влюбилась в Николая, - Фил тихо рассмеялся, - Николай, покажи фото своей Анны.

Старогин вытащил из бумажника карточку, держа за край, продемонстрировал фото, Аркадий резко вздохнул: "Лариса!", вскочил со стула и свет померк в его глазах. Очнулся Дедовских на диванчике комнаты отдыха Райли, вокруг него суетился доктор скорой помощи.

- С возвращением, - в глазах Райли читалась тревога, у тебя, похоже, давление скакнуло.

Американец выслушал наставление и попрощался с доктором, присел на стул рядом с другом, поодаль стоял Николай с бледным лицом.

- Николай, - обратился к юристу Аркадий, я могу еще раз на фото твоей девушки взглянуть.

Старогин молча, но с опаской протянул карточку. Аркадий подробно рассматривал фотографию, к сожалению, это была не его Лара, похожие глаза, но другого оттенка, лицо, более овальное, а губы чуть полнее, но такие же чувственные. Волосы Анны, такого же темно соломенного цвета, плавно спадали на плечи, освобождая более лебединую шею. Чувствуя, что в Николае заиграла ревность, Аркадий вернул фото.

- Годы лагерей просто так не проходят, а ты вместо отдыха мотаешься по стране, - в голосе Райли все еще была тревога за друга, - предлагаю тебе отдохнуть в нашем пансионате в твоем родном городе Тарске. Я распоряжусь, чтобы все устроили и через день другой оправишься.

Полная версия романа "Холод надежды"

Фрагмент 4 из романа Холод надежды

Фрагмент 4.

Роскошные апартаменты на четвертом этаже пансионата Морской бриз обставленные дорогой мягкой мебелью, огромной ванной комнатой вызвали у Аркадия скуку. Возможно, он зря поддался на уговоры друга, с этими мыслями Аркадий спустился во внутренний двор пансионата, пересек его по диагонали, оказавшись на просторном пляже. Парень скинул одежду и, пробежав по мелкому мягкому песку, окунулся в теплые воды реки. Плавание захватило, проплыв метров сто- сто пятьдесят в быстром темпе, он с головой окунулся в воду, мысли о мести снова накрыли, не в состоянии их побороть, Аркадий вернулся во двор пансионата.

В кафе пансионата две девушки что-то громко, оживленно обсуждали. Аркадий занял соседний столик и сделал быстрый заказ, болтовня по соседству не особо мешала, он погрузился в мир собственных мыслей.

- Машуня, моя подруга Элла теперь нашего городского прокурора обхаживает.

- Тимофея Горелого что ли, - уточнила Маша, - какой-то он неприятный тип, тебе, Аленка, какое дело.

- Завидно, мужик при деньгах, - томно вздохнула Алена, - к тому же девочки из городской администрации говорят, что его переводят в областной центр на должность зама прокурора Старогорска.

- Это Александр Савельев мужик при деньгах и при должности, еще у него отец олигарх, - мечтательно выговорила Маша.

- Мне Нинка, секретарь нашего мэра, рассказывала, что Тимофей и Александр друзья детства. Несколько дней назад Нинка подслушала разговор мэра с Александром Савельевым.

- Что же она такое услышала? - Язвительно поинтересовалась Маша.

- Завтра с какой-то проверкой в город приезжает комиссия во главе с самим Савельевым, - лениво сообщила Алена, - а во второй половине дня у Александра запланирована встреча с Тимофеем в ресторане возле яхт-клуба. Давай нарядимся и тоже в это время в ресторан придем, они - мужики богатые молодые, может, повезет и нас заметят.

Аркадий, ставший невольным свидетелем болтовни девушек, мгновенно решил использовать услышанное в своих целях, осталось только тщательно обдумать первый шаг давления на бывших друзей.

Полная версия романа "Холод надежды"

Фрагмент 5 из романа Холод надежды

Фрагмент 5.

Александр подъехал к ресторану возле яхт-клуба пораньше и отпустил водителя. Легкий бриз лениво раздул полы его светлого летнего пиджака, Александр взглянул на ресторан, построенный на основе старой баржи, но не узнал его очертания, так как, что-то неуловимое изменилось. На первом этаже, прикрытом цветными витражами, за столиками сидели группы людей. В телефонном звонке Тимофею Александр заявил, что хочет простора, поэтому они договорились встретиться на втором этаже. Со второго уровня ресторана, куда поднялся Александр Горелый, открывалась перспектива с замечательным видом на реку, мост через нее и на окрестности курортной местности.

Александр выбрал столик с двумя двухместными мягкими диванчиками возле деревянного барьера и стал поджидать своего друга. Спустя четверть часа к ресторану прибыл на своей машине Тимофей в бежевых однотонных брюках и в сером, плетеном из грубых хлопчатобумажных волокон рубашке поло с коротким рукавом и вязаным воротником, он увидел улыбающегося Александра и поднялся на второй этаж. Друзья долго рассматривали меню, выбирая напитки, закуски и горячее, а затем за едой, по очереди, перебивая друг друга, делились накопившимися новостями.

Дружеская беседа затянулась, тарелки с закусками и горячим опустели, Александр заказал два кофе на выбор официанта, а Тимофей предложил скрасить вечер десертом. Тимофей успел отпить несколько маленьких глотков, обжигающего кофе, как официант положил на стол буклеты для выбора десерта.

- Не может быть, - испуганно закричал, вскакивая с места Тимофей, - отбрасывая буклет в сторону, меню скользнуло по столу и свалилось на пол.

Александр резко схватил со стола меню десертов. В центре обложки находилась фотография из детства, где запечатлены Тимофей, Никита, Лариса и Александр в семнадцатилетнем возрасте, фотография была сделана более двадцати лет назад в городском севере. Александр со злостью зашвырнул свой буклет в зал, он вспомнил, как друзья выбирали фон для съемки, фотографировалась на зеленой поляне, возле цветущего, но дурно пахнущего кустарника. Фото среди солнечных лучей в тени листвы невысокой раскидистой ивы получилось наиболее удачным. На шум прибежал встревоженный менеджер ресторана, он не понимал, что происходит, но на ходу извинялся за принесенные неудобства. Менеджер хотел что-то предложить встревоженным гостям, но не успел.

- Это она! - Зашипел, выпучив глаза Тимофей, он указывал трясущейся рукой на девушку, спускавшуюся со второго на первый этаж ресторана.

- Кого еще ты увидел? - Разозлился Александр, он тоже вскочил и, молча, стоял, сжав кулаки.

- Это была Лариса, она жива, она пришла отомстить нам! - Ноги перестали держать Тимофея, он весь покрылся липким потом, а тело продолжало мелко трястись, - я не хочу умирать, - простонал прокурор, плюхнувшись обратно на диванчик, он неловко взмахнул рукой, перевернул чашку, кофе пролился на пол, а из чашки на стол выкатилась металлическая пуля.

Александр аккуратно вылил остатки недопитого кофе в блюдце, на дне его чашки тоже оказалась пуля. Хладнокровие не покинуло сына олигарха, для себя он уже решил, нужно разобраться чья же эта злая шутка. Александр больше не садился за стол, он стоял и бросал злые взгляды на друга, Тимофей выглядел ужасно, его глаза закатились, из уголка рта вытекала белая слюна, руки продолжали мелко трястись, а бежевые брюки были забрызганы каплями кофе.

- Господа, неужели вас так потрясло фото на буклете десертов, - менеджер выхватил из рук официанта меню, - но наш буклет с шоколадным тортом на обложке, - со злобной гримасой он уставился на официанта, - откуда ты взял это меню?

Менеджер ресторана посматривал на своего сотрудника, на разъяренного угрюмо молчавшего Александра, но когда перевел взгляд на второго гостя, то понял, что прокурор Тарска без сознания и деловито приказал официанту: "Вызывай скорую помощь!"

Полная версия романа "Холод надежды"

Показано 1 - 5 из 5
© 2021 Литературное агентство "Записки созерцателя" . Все права сохранены.