Павел Гнесюк после встречи с читателями
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк рассказывает читателям о новом романе
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк автор остросюжетных романов
Литературное агентство "Записки созерцателя"
Павел Гнесюк обсуждает концепцию нового романа с литературным агентом
Литературное агентство "Записки созерцателя"

Фрагмент 1 из романа Источник вечной жизни

***Фрагмент 1***

В бараке Апраксин захватил две жестяные ёмкости, спустился по каменным ступеням к причалу и для приготовления еды набрал воды в реке и отнёс в барак. Матвей Шарий, потерявший много крови, беззвучно лежал на нижних нарах по левую сторону от входа в барак, и только поднимающаяся и опадающая грудь неравномерного дыхания, говорила, что человек ещё жив. Никита Семашко сидел на дощатом полу возле самого входа в барак, он согнул ноги в коленях для упора, оперся спиной в бревенчатую стену и, обхватив забинтованную голову двумя своими большими ладонями, раскачивался из стороны в сторону и тихо стонал.
Когда Апраксин прошёл сквозь рощу, то увидел узкую расщелину, ведущую к реке, он решил спуститься в эту каменную трещину, но тело соскользнуло по влажным камням, и он плюхнулся в неглубокое углубление, наполненное холодной водой, осмотрелся по сторонам и понял, что оказался в пещере. От ледяной воды и промокшей одежды почувствовал озноб, поэтому решил выбраться из воды. Когда глаза привыкли темноте он стал рассматривать небольшую пещеру, сделал несколько шагов к правой части дальней каменной стены. Стена по ширине была более трех метров, сверху почти без звука падали чем-то подсвеченные серебристые струи воды и исчезли в трещине в полу.
Апраксин прикоснулся рукой сквозь падающую воду к стене и передвинулся влево. В этом месте также падали струи воды, но уже не такие холодные, но тёмные, он отдернул мгновенно, начавшую неметь руку и показывать на пальцах, решил выбраться на поверхность. Недовольство на решение капитана Шатова куда-то ушло, ощущение жуткого холода от ледяной воды сменилось теплом и мощной энергией, прокатившейся по телу.
Быстрым шагом вернулся в барак, схватил обе ёмкости, оказавшиеся уже пустыми, и бегом к расщелине, набрал в пещере воду и принёс в барак. Апраксин раздел по пояс Матвея Шария, освобождая доступ к ране на груди, разбинтовал его грудь и ледяной водой омыл ему рану. Когда кровотечение полностью остановилось, Матвей открыл глаза и еле слышным шепотом попросил пить. Апраксин приподнял голову раненому, напоил его ледяной водой, а после снова забинтовал грудь, смоченными в живительной влаге бинтами. Тёмная синева у Никиты Семашко проходила вдоль всего лба, омовение водой сменило окрас раны на мертвенную бледность.
Апраксин намочил повязки со лба, снова аккуратно обмотал голову Никиты и тот с благодарностью в глазах, взял из рук поселенца кружку и с жадностью в несколько глотков выпил. Вода из источника с серебристыми струями благотворно подействовала на раненых, Семашко поднялся со своего места, отправился разжигать очаг барака для приготовления пиши из скудных продуктов, доставленных из спецпоселения. Матвей Шарий приподнялся, облокотившись на нарах, чувствовалось, что ему намного стало лучше. Несмотря на промокшую одежду, Апраксин не чувствовал холода, но поддавшись инстинкту он расположился возле печки, где суетился Никита Семашко.
За пару часов отсутствия капитана Шатова в посёлке, уголовники сломали подгнившие доски сарая, куда уголовников поместили до решения их судьбы в управлении Сиблага. Бойцы НКВД, оставшиеся в поселении, привыкли к размеренной и спокойной жизни, одни мирно спали вместо бодрствования на посту, другие занимались своими делами, так как фактически они были местными жителями и со своими семьями, хозяйством постоянно проживали в посёлке. Уголовники освободились, без труда завладели оружием, убили свою охрану, перебили оставшихся солдат и захватили дом местного охотника.
Шатов ещё на подходе к посёлку расслышал выстрелы, поэтому приказал своим бойцам поторопиться для возвращения в посёлок. Капитан с бойцами в ходе перестрелки попытался восстановить порядок и спокойствие в посёлке. Двое уголовников были убиты, а остальные сдались, но тяжело в живот был ранен сам капитан Шатов.
Фельдшер понимал, что своими силами ему капитана не спасти и надеялся на приезд врачей, вызванных ранее из города. Капитан Шатов то погружалась в полу бессознательное состояния, то снова выплывал из этой дремы, в один из моментов, когда сознание к капитану вернулось, он приказал вернуть с острова в посёлок группу политических с Апраксиным.
Фельдшер решил обследовать одного из раненых, вернувшихся в посёлок с острова, но той страшной рваной раны в боку у пострадавшего не было, вместо неё Фельдшер увидел небольшое бледное пятно. Фельдшера совсем не удивила быстро зажившая ранена, так как все его мысли были заняты ранением капитана Шатова. Пулю Фельдшер вынул спустя час после ранения, в остальном надежда была на врачей из города, а пока они не приехали, фельдшеру пришлось осмотреть убитых уголовников.
Апраксин для себя решил, что короткую ссылку политических на остров, можно было назвать своеобразным способом защиты, так как столкновение с уголовниками могло бы для него перерасти в серьёзный конфликт. Андрей Ильич на острове несколько раз спускался в пещеру за живительной влагой, поэтому, покидая остров, Апраксин захватил с собой армейскую фляжку с ледяной водой и наполнил флягу из источника с серебристыми струями. Для себя он придумал название - светлый источник и темный источник и с удовольствием пил воду из светлого источника, а его друзья категорически отказались брать в рот воду из неизвестного им источника.
По прибытии группы политических назад в посёлок, Апраксин узнал о ранении капитана и отправился к нему домой узнать о состоянии здоровья. Санитарка, сидевшая в оголовье кровати и вытирала испарину, выступившую на лбу у Шатова, находящегося в беспамятстве, но вдруг капитан пришёл в себя и слабым голосом поздоровался с Андреем Ильичом, а тот молча, несмотря на причитания санитарки, убрал повязку, полил рану из фляжки с водой из тёмного источника.


Полная версия романа "Источник вечной жизни"

Фрагмент 2 из романа Источник вечной жизни

***Фрагмент 2***


Когда Дмитрий подошёл к отелю, машины Жито ещё не было, поэтому поднялся к себе в номер, снял помятый костюм и надел джинсы и ветровку, а пистолет привычно засунул за пояс. Тренькнул телефон, трубка голосом девушки ресепциониста сообщила, что его ожидает посетитель. Дмитрий спустился вниз, увидел единственного мужчину в холле, это был человек в военной форме со знаками артиллериста в петлицах, он был невысокого роста с широкими плечами, короткими руками и слегка оплывшей фигурой, в которой просматривался боксер в прошлом.
- Прапорщик Иванько, - с украинским говором представился мужчина.
- Дмитрий, - назвал себя Родинов и пожал широкую ладонь Иванько.
- Тогда поехали, - предложил Иванько, мужчины вышли из отеля и уселась в машине.
Дмитрий инстинктивно занял левое заднее пассажирское место в салоне.
- Куда едем, - поинтересовался Дмитрий.
- А что, Николай Фёдорович разве не сказал? - заметив недоуменный взгляд пассажира, Иванько сообщил. - профессор как ушёл на пенсию, так весь свой архив перетащил в свой дом возле водохранилища, сейчас мы по Бердскому шоссе проскочим, свернем на Русскую, а там уже недалече.
На повороте на улицу Русскую с Бердского шоссе, проскочили без пробок на зелёный сигнал светофора, между Волгой и машиной Маргариты ехал один бортовой грузовичок, нагруженный какими-то мешками, а на кольце перед мостом на шлюзы, вклинился ещё седан Lexus. Эта колонна так и ехала, пока не пересекла плотину, далее Волга повернула влево, следом грузовичок, а Lexus свернул вправо на Советское шоссе.
Зелёная Волга разогналась по Новоморской улице, а грузовичок еле тащился, Маргарита поотстала от машины с Дмитрием. Зелёная Волга, не снижая скорости свернула на летнюю улицу, прапорщик артиллерист, как снаряд вылетел из распахнутой двери, а машина перелетела ограждение и рухнула в воду.
***
- Нет! - завопила во все горло Маргарита, бросила машину и побежала спасать Дмитрия.
Девушка увидела, как водитель зелёной Волги выскочил из машины и бросился к другому небольшому автомобильчику, мгновенно умчавшемуся с места происшествия, а в это время Волга медленно погружалась в воду. Дмитрий не понял куда делся водитель и почему он в воде, постепенно заполняющей салон. Дмитрий подергал дверь, но то ли она была заперта, то ли перекошена от удара о воду. Стекло разбить не удавалось, Родинов по пояс в воде, лихорадочно вытащил пистолет и два раза выстрелил в стекло, но оно только слегка покрылось трещинами, он стрелял и стрелял, сменил обойму, стекло при надавливании руками стало выгибаться, со всей силы ударил ногами и уплотнитель стал поддаваться. Мощный поток воды заставил Дмитрия сдержать дыхание, наконец он смог выбраться через окно, всплыл на поверхность и только потом смог глубоко вздохнуть.
- Зачем ты здесь, - крикнул Дмитрий, увидев плывущую к нему Маргариту, - давай быстро на берег. Ногу Дмитрия скрутила судорога и он снова ушёл с головой под воду.
Маргарита нырнула за парнем и вытащила его на поверхность воды. Несколько минут они барахтались в воде, пока не доплыли до берега.
- Ты что, Дима, плавать не умеешь или у тебя судорога? - Маргарита обеспокоенно склонилась на Дмитрия.
- Судорога, - бросил Родионов, растирая ногу лёжа на берегу, потом разделся и стал выжимать промокшую одежду, - спросил. - Куда делся этот гад - артиллерист, ты не видела?
- Вопросы, вопросы, а где спасибо за спасение утопающего? - рассмеялась девушка. - Твоего водителя здесь поджидал другой автомобиль, - в глазах девушки сквозь истерический смех выступили слезы, но они сразу же уехали.
- Дима, садись в машину, - предложила Маргарита, - нужно и нам уезжать. Теперь после всех этих испытаний можно и ко мне.
- Да, Рита, второй раз они так быстро на покушение не пойдут, - задумчиво предположил Дмитрий.
Через полчаса мокрые молодые люди вошли в подъезд дома, им предстояло о многом поговорить и навести порядок к квартире, к тому же после этих потрясений они испытывали сильный голод. Среди кучи разбросанной одежды Рита вытащила спортивный костюм, майку и коробку с боксерами.
- Эта одежда моего парня, иди в ванную и переодеться, - заметив сомнение Дмитрия, она с улыбкой заметила, - это все чистое, а трусы вообще новые.
Дмитрий взял одежду и пошёл переодеваться, но повернулся и спросил.
- Жених твой куда делся, вдруг вернётся неожиданно?
- Жених испарился, исчез безвозвратно и не появится, - рассердилась Рита. - Есть-то хочешь поди?
- Пора уже пообедать!
- Дима, сходи за хлебом, магазин рядом, в соседнем доме. - предложила Рита, а я пока приберусь, и что-нибудь приготовлю.
Продовольственный магазин занимал половину этажа соседнего дома, Дмитрий прошёлся вдоль стеллажей с товаром и в первую очередь купил бутылку хорошего вина, вернулся к ряду с мясными продуктами, где выбрал копчёный окорок, подошёл к отделу овощей и взял помидоры, огурцы, зелень, по пути к кассам захватил хлеб и бисквитный рулет к чаю. По возвращении в квартиру девушки, застал её что-то укладывающую в мешки для мусора.
Они прошли на кухню с подвешенными тремя шкафа и установленными, под ними мойкой, тумбой с ящиками и электроплитой, а поодаль пристроился невысокий холодильник. Дмитрий остановился возле кухонного уголка со столом и стал выгружать купленные продукты.
- А ты, Дима, хозяйственный мужик, - весело рассуждала Рита, поставила на плиту кастрюльку из холодильника и принялась мыть, а затем крошить овощи для салата, - наверное у тебя, как полагается, семья дом.
- Жена и сын, - в тон девушке продолжил Дмитрий, - я их очень люблю.
***
За обедом они не переставали разговаривать, но тему прошедших событий не поднимали. Неожиданно Рита сама вернулась к трагическим событиям.
- Зачем они убили отчима? - тяжело произнесла Маргарита. - Что им сделал пёс?
- Со временем ответы на эти и другие вопросы будут известны.
- Когда Бемельский принёс в дом щенка, я ещё ходила в школу. - Печальная улыбка скользнула по лицу девушки. - Джеб был первым объектом исследований в области продления жизни и прожил с нами более пятнадцати лет и не утратил щенячьей энергии, а это гораздо дольше, чем средний возраст собак.
- Можешь поподробнее рассказать в чем суть научного открытия Бемельского, - попросил Дмитрий.
- Снова журналиста включил? - прищурилась Рита. Ты кто угодно, но не журналист.
- Контрразведка нащупала изъян? Шпион допустил промах? - Родинов непринуждённо рассмеялся.
- Колись, приятель! - поддержала смех Рита. Потом уж я расскажу, что ты хочешь.
Дмитрий, не останавливаясь на деталях рассказал о задании всесильного генерала Шатова, жаждущего отыскать бывшего узника ГУЛАГ Апраксина, нашедшего источник вечной жизни.
- Я, думаю, что ты гоняешься за химерой, - начала рассуждать Рита, это напоминает сказки, мифы народов мира, но с другой стороны зачем убили Бемельского, зачем покушались на меня и тебя?
- Могу только предположить, - вздохнул Дима, затем спросил, - Может ещё вина? - увидел, что Рита накрыла бокал рукой продолжил, - кто-то хочет сорвать мои поиски, закрыть исследования по увеличению продолжительности жизни.
- Думаешь сейчас существуют некие силы, - девушка рассмеялась, - как луддиты в Англии в средние века, которые хотят разрушить все научные достижения и отбросить человечество в каменный век.
- Может быть и так или простые коммерческие интересы западных фармацевтических корпораций, бросивших миллионы на исследования в области геронтологии.
- В версию про финансовые интересы я поверю скорее, - Рита стала серьезной, - таким корпорациям может помешать некий левша из России за копейки совершивший научное открытие.
- Бемельский начал свои исследования на собаке и мышах, анализируя клеточные структуры. Уже давно известно, - Рита сама не заметила, как перешла к рассказу о сути исследований лаборатории Бемельского, - в клетке есть особые части - митохондрии, обладающие своей собственной ДНК.



Полная версия романа "Источник вечной жизни"

Фрагмент 3 из романа Источник вечной жизни

***Фрагмент 3***

После череды привычных действий, присущих любому вылетающему пассажиру пятый эрарх поднялся на борт воздушного судна и занял место, в соответствии с посадочным талоном, и прикрыл глаза. Память и возникшие зрительные образы снова вернули его в прошлое.
- Сколько же прошло лет - сто, а может быть сто пятьдесят? - Савелий Фомич, ныне именуемый в ордене пятым эрархом, погрузился в воспоминания.
Савелий Фомич Неведомский во второй половине девятнадцатого века служил земским врачом в Калужской губернии и обладал обширной практикой, а лето он с дочкой и женой любил проводить в небольшом собственном доме с мезонином. Комнату - светелку в надстройке дома обычно занимала дочка Неведомского, а на первом этаже, помимо веранды, гостиной и спальни, располагался кабинет хозяина дома для приема посетителей.
Пятый эрарх приоткрыл один глаз, затем другой, двигатели самолёта равномерно гудели, посмотрел на ближайших пассажиров, одни мирно дремали или что-то читали, а другие что-то беззвучно обсуждали. Неведомский так и не понял, чем было вызвано его пробуждение, поэтому снова сомкнул веки и нырнул в воспоминания...
Вечерами Савелий Фомич Неведомский любил посидеть в плетеном кресле на лужайке возле своего дома, но в тот день размеренный отдых семьи земского врача был нарушен очередной беготней и криками жандармов. Накануне жандармы третьего отделения императорской канцелярии совместно с конными и пешими полицейскими патрулями прочесывали улицы в поисках активистов калужского кружка землевольцев.
Неожиданно, где-то рядом на соседней улице, прогремел выстрел, заставивший Неведомского вскочить со своего кресла, а далее один за другим еще затрещали громкие выстрелы. Савелий Фомич подошёл к изгороди и прислушался, выстрелы прекратились и стали слышны крики людей, позвякивание лошадиной сбруи и удаляющийся топот копыт. Неведомский отвернулся от изгороди и побрел назад к креслу, но услышал, что кто-то упал возле кустов с глухим утробным выдохом.
Земский врач вернулся к изгороди, встал на перекладину, осторожно перегнулся через ограду и с опаской посмотрел вниз, возле куста лицом в траву лежал мужчина. Савелий Фомич помчался помогать нежданному пациенту, он открыл калитку, быстро преодолел расстояние до куста и перевернул мужчину на спину.
Костюму мужчины, лежащему на траве, не доставало элегантности из-за отсутствия сюртука, помятого темного жилета и сдвинутого на бок галстука. Неведомский прикоснулся к шейной артерии, убедился, что мужчина жив, расстегнул жилет, на животе сквозь сорочку расползалось кровавое пятно, так же как на плече и бедре.
Савелий Фомич схватил мужчину за руки и потянул по траве к калитке, затем по лужайке возле дома. Мария Васильевна, жена Неведомского, исполняющая обязанности санитарки, выскочила из веранды схватила мужчину за ноги и помогла затащить раненого в дом. Когда земский врач снял с пациента одежду, сделал обезболивающие инъекции и принялся выполнять разрезы ланцетом для извлечения пули из живота мужчины, тот очнулся, что-то невнятно произнес и тут же отключился.
Мария Васильевна принесла тёплой воды, когда её муж осматривал рану на бедре. Пуля разорвала одежду, но на бедре, как и на плече только ободрала мягкие ткани. Неведомский омыл эти раны и наложил льняные повязки, рука пациента опустилась вниз за пределы кушетки и соскользнула в таз с тёплой водой, которая вдруг неожиданно забурлила. Савелий Фомич хотел было поднять упавшую руку, но заметил закипевшую воду от соприкосновения с рукой пациента и зачарованно замер на несколько минут, а после устало опустился на табурет рядом с кушеткой. Доктор прикоснулся рукой к тазу, метал почему-то был холодным.
Савелий Фомич за хлопотами по оказанию медицинской помощи пациенту не заметил, как на улице стало вечереть, врач глубоко вздохнул, понимая, что пациент проведёт у него в доме не менее двух недель, посмотрел на лежащего без движения мужчину, грудь которого плавно вздымалась и опускалась, и отправился ужинать по приглашению Марии Васильевны.
Ночью Савелий Фомич ворочался, просыпался несколько раз из-за видений бурлящей воды, то от рук странного пациента, то от его собственных рук. Неведомский во сне бродил по своему саду в ярких сполохах света, чем-то напоминающих тихие вспышки молний, но только более яркие и освещающие сад оранжевым светом. Когда Савелий Фомич очередной раз проснулся, посмотрел на тихо спящую жену, в комнате уже хорошо были различимы детали интерьера от набирающего силу восходящего за горизонтом солнца. Он взглянул в окно и увидел сидящего на траве пациента.
Неведомский аккуратно встал с кровати и тихо, чтобы не разбудить жену, оделся, прошел на веранду, заметил на столе сложенные в кучу бинты. Вместо привычных буро-коричневых пятен от крови, полосы льняной ткани почему-то были ярко алого цвета, как будь то, окрашены краской.
С улицы послышался низкий тихий вибрирующий звук, а когда Неведомский вышел во двор, то увидел сидящего на траве и медитирующего пациента с голым торсом. Доктор обошел вокруг мужчины пытаясь разглядеть его раны, но кроме синеватых пятен на животе и плече ничего не увидел. Потрясенный он долго стоял возле медитирующего мужчины, пока тот не поднялся с травы и поклоном поприветствовал Неведомского.
- Доброе утро, - пробормотал обескураженный доктор, - я много лет занимаюсь медициной, но ещё ни разу не видел столь быстрого заживления огнестрельных ранений.
- Доброе утро, Савелий Фомич, - размеренно поздоровался гость, - в мире столько таинственного и неизвестного, что может удивить обычного человека.
- Как мне вас называть, сударь, - спросил все ещё не пришедший в себя доктор, - стало быть вы из землевольцев?
- Обращайтесь ко мне, Князь! - Назвался гость, - а к обществу "Земля и воля" я никакого отношения не имею.
- Почему же вас преследовали жандармы... - хотел узнать доктор, но гость прервал его.
- Савелий Фомич, - мне бы умыться, - попросил гость.
Они вместе прошли к колодцу в глубине сада, а когда вернулись, то каждый нес по полному ведру воды. Савелий Фомич оставил свое ведро возле дома, бросился на веранду за полотенцем и мылом, а когда вернулся, то уставился на мускулистую спину гостя, который опустил руки по локоть в ведра, а вода снова бурлила.
Князь выпрямился, повернулся и взглянул с улыбкой на доктора, забрал у него мыло и повесил полотенце на шею. Князь смыл с тела засохшую кровь, насухо вытерся полотенцем, а после поинтересовался где его одежда. Хозяйка ещё с вечера почистила одежду гостя, застирала пятна крови, а вместо испорченной сорочки подобрала по размеру. Князь отправился одеваться и приводить себя в цивильный вид, хотел побриться и причесаться.
В это время во двор зашли двое мрачных жандарма, остановились возле входа на веранду и окликнули хозяина. Савелий Фомич вышел из дома, побледнел, увидев жандармов и представился.
- Неведомский, земский врач, - его голос предательски дрогнул. - По какой причине, господа, вы решили посетить моё скромное жилище? Может быть снова нездоровится следователю губернской жандармерии генералу Барскому? Так я его навещал недавно и собираюсь посетить генерала через пару дней.
Один из жандармов угрюмо посмотрел по сторонам и нетерпеливо прервал врача.
- Послушайте, Савелий Фомич, вчера мы устраивали облаву на трех преступников землевольцев и два человека были пойманы.
- Я слышал вчера шум и выстрелы на соседней улице, - взял себя в руки Неведомский, - о преследуемых вами людях мне ничего не известно. Может вы предоставите мне приметы третьего, то я сообщу, если у нас в округе появится посторонний, похожий на разыскиваемого.
- Третий преступник возможно ранен, а был роста чуть выше среднего, в темной одежде и с непокрытой головой.
Второй жандарм без спроса вошёл на веранду и распахнул дверь в дом. В нескольких шагах от двери стоял гость Неведомского облаченный в свою одежду.
Кто это? - громко спросил у хозяина жандарм и показал пальцем на Князя, а тот, словно погруженный в транс, выставил руки ладонями вперёд.
Всё что произошло дальше для земского врача прошло, как во сне. Жандарм попятился назад, налетел на стоящего в дверях во дворе второго жандарма, который неуклюже взмахнул рукой, успел дважды выстрелить, но пули попали в Савелия Фомича.
Когда жандармы повалились, как тряпичные куклы во дворе на траву, Князь вытащил из кармана какую-то серебристую трубку, направил на жандармов, чем-то щелкнул и из нее полилось голубое свечение. Тела жандармов дернулись несколько раз, стали бесшумно сжиматься, а после от этого голубого свечения на траве осталась только одежда жандармов.
- Что это такое? - теряя сознание испуганно прошептал Неведомский.
- Дематериализатор, - хмыкнул Князь, а когда заметил Марию Васильевну, выскочившую из дома на звук выстрелов, распорядился, - одежду жандармов сожгите, срежьте пуговицы, соберите металлические предметы и выбросьте в выгребную яму, - а сам подобрал оружие, спрятав его в складках своей одежды, схватил пустое ведро и побежал к колодцу.
Бывший пациент положил на лужайку Неведомского, теперь он взял на себя обязанности врача и разорвал сорочку Савелия Фомича, увидев, что пуля пробила левую сторону груди, а вторая прошла на вылет в предплечье. Неведомский закашлялся кровью, а гость привычно окунул руки в ведро с водой, пока та не начала бурлить. Князь несколько раз зачерпывал ладонями воду из ведра и выплескивал на грудь раненого, а затем попытался его напоить. Савелий Фомич перестал кашлять кровью, от прохладной воды он пришёл в себя и тяжело дышал, его тело выдавило пулю.
Князь поливал водой грудь и предплечье земского врача, так, что раны стали затягиваться и через четверть часа Неведомский смог подняться с травы и перейти на веранду. Савелий Фомич был поражён своему преображению, прошло всего не более получаса с момента смертельного ранения в грудь, но сейчас он чувствовал себя почти абсолютно здоровым, в теле не было слабости, только небольшая заторможенность в движениях и речи.

Полная версия романа "Источник вечной жизни"

Показано 1 - 3 из 3
© 2021 Литературное агентство "Записки созерцателя" . Все права сохранены.